воскресенье, 8 апреля 2012 г.

О каскадёрах Франции.Реми Жульен




Перевод с французского книги Реми Жульена "Тишина взрывается"В школе Жиля Деламара





В 1964 году, после «Фантомаса», я ушел от Жиля, твердя ему, что я никогда не стану каскадером. Но, добавил я, если ему нужен будет пилот, я готов.

Он ловит меня на слове и в 1965 году приглашает на съемк «Коплан ломает все» (на самом деле он ничего не ломал) Рикардо Фреда. Этот фильм и его режиссер существенно повлияют на мою дальнейшую карьеру. Иль достаточно доверяет мне и предоставляет мне полную свободу предлагать свои варианты маневров.

Коплан в исполнении Ричарда Вилера гонится на мотоцикле за машиной и срезает путь всеми возможными способаи: пересекает поля, прыгает через канал и т.д. Мы снимали на трассе в Труа, которую я хорошо знал, поскольку выиграл там несколько соревнований по мотокроссу. К вящей радости техников и режиссера, проделываю там все, что умею: меня заносит, я совершаю впечатляющие прыжки.

На следующий день я мчусь на просмотр. Полное разочарование: эффекта это не прозводит никакого. И, наоборот, впечатляют очень простые кадры,





Стр.25

Не требующие никакого риска (как я еду через поле пшеницы). Я начинаю понимать, что кино и в самом деле искусство иллюзий.когда я думаю, сколько усилий я приложил, чтобы прийти к этму результату, я понимаю, сколькому еще я должен научиться.

Тогда я предлагаюсовершить прыжок через шлюз Сепуа: принято с энтузиазмом. Но времени у меня мало – начинает смеркаться – маловато и технических возможностей. Все равно я прыгаю и немного промахиваюсь с трамплином: задним колесом я задеваю воду, а картер мотоцикла налетает на противоположный берег. То есть я просто здорово шлепнулся. Прихожу в себя на другой стороне, все в порядке. Фреда использует этот эпизод в фильме, но я обещаю себе пересмотреть свою позицию и больше не влезать в подобные передряги. Им нужно «соответствовать» и быть побольше моего уверенным в том, что получатся.

Урок пригодится.

Спустя некоторое время один мой приятель из местных, Лямюль, ругаясь, приносит ежедневную газету в парикмахерскую Папуэтта, куда хожу и я. Там напеатана фотография прыжка через шлюз со следующей подписью: «Жиль Деламар рискует жизнью». Папуэтт и Лямюль хотят ругаться с журналистом. Я с удивлением обнаруживаю, что мое окружение в большей степени, чем я, восприимчиво к подобному вранью. Для меня главное – это то, что я понравился Деламару и Фреда и что я внес что-то положительное в создание фильма. Но я только в начале пути!

Через некоторое время, в октябре 1965 года, для съемок фильма «Джентльмен из Кокоди»

Стр.26

Жиль пригласил несколько кандидатов – в том числе и меня – которые собрались в приемной киностудии Гомон. Все – за исключением меня – пришли с впечатляющими досье и вырезками из прессы. И каждый принялся расписывать свои последние подвиги. Жена одного из них, по-простому, даже советует всем остальным отказаться участвовать, раз сюда приглашен ее муж. А я-то зачем ввязался во все это? Чувствую, что вид имею невзрачный, явившись как дурак прямиком из Монтаржи. В этот момент появлется Жиль и знакомит нас друг с другом. Когда он объявляет «Реми Жюльенн, чемпион Франции по мото-кроссу», отношение других ко мне изменяется целиком, а один из них, «мотоакробат», признается, что уже да года не садился за руль мотоцикла: «Интересно, способен ли я еще на что-нибудь», - говорит он. Когда позже я увидел его за рулем, я понял, что он никогда не был ни на что способен.

В дальнейшем я узнал, что каскадеры не настолько хвастливы и невежественны, как кажется, они просто-напросто являются жертвами модного в киношной среде желания набить себе цену.

В конце концов, выбрали меня. Странно, но я этому не слишком радуюсь, и только мой отец настоятельно советует мне ехать. «Пока я не передал тебе дело, - сказал он мне, - пользуйся случаем, может быть, другой такой возможности не представится». Лучше он не мог бы и сказать. Я подписываю контракт на два месяца, которые превратятся в три.

Мои обязанности ограничены, и это пзволяет мне с пользой провести время среди того, что окружает меня. Роскошь отеля Ивуар в Абиджане, труппы, приехавшие со всего мира

Стр.27

Предаться развлечениям, сама жизнь рядом с героями фильма, которые вызывают у меня восторг: благодаря Жану Марэ, Филиппу Клэ, Роберу Дальбану, Нэнси Холловей, Лизлотт Пульвер мой нонконформизм улетучивается.

Для меня этот фильм представляет собой вереницу приключений прямо из комиксов с участием целого комплекта шутов и бездарей, которых держит в узде Кристиан-Жак, которого они доводят до исступления, несмотря на то, что ему уже шестьдесят лет. Атмосфера мне напоминается атмосферу «Фантомаса». Так, инструктор по грузовым машинам в течении двух часов безуспешно пытается научить Лизлотт Пульвер управлять механизмом с нужной скоростью, это огромный тягач с полуприцепом. Этот тип упрямо пытается обучить ее всем скоростям (а всего их десять). Видя, что все застопорилось, я бросаюсь с головой в омут, и меня не останавливают даже неприятные воспоминания о случае с Кадиллаком из «Фантомаса»: я говорю Кристиану-Жаку, что знаю, как поступить. Он ругает меня за то, что не сказал ему об этом раньше, но демарш удержался. Она едет на третьей медленной и с помощью электрической ускоряющей передачи переходит на третью быструю. Это просто и быстро: точная иллюстрация того, что требуется в кино.

Стр. 28

Руководство группой, чтобы не тратить весьма приличные средства на доставку операторской повозки (на которой устанавливаются камеры во время съемок многочисленных погонь), решило изготовить такую телегу на месте. Отвественный выбрал новый брек «Шевроле Плюс» и велел переделать его, даже не опробовав. Готовая повозка оказывается никуда не годной из-за жутких вибраций. За немалые деньги меняется все: аморотизаторы, передний мост – никаких изменений. Стоимость работ становится внушительной. Эта комедия продолжаетсядовольно долго, до того момента, когда совершенно случайно, отправившись за повозкой в гараж, мне приходит в голову проверить давление в шинах: от весьмисот грамм до трех килограммов. Больше того: ещё и колеса имеют три разных размера. После простейшей починки с повозкой больше нет никаких сложностей. Ответственный, которого к моему удивлению, оставили на занимаемой должности, не слишком меня полюбил. До окончания съемок Жиль должен был уехать на съемки «Злоключений китайца в Китае» Филиппа Деброка с участием Урсулы Андресс и Жан-Полня Бельмондо. Он поручает тому, кого наши рабочие непочтительно называют «шерифом острова Сен-Луи», все заботы об окончании работы. Этот человека, как мы увидим в дальнейшем, умеет делать всё (так, по крайней мере, он утверждает).

Я должен по сценарию фильма висеть вместе с Мишель Делакруа под вертолетом, за которым гонится самолет. Установлена система тросов, связывающих нас с вертолетом. Приспособление кажется мне ненадежным, и я прошу добавить дополнительные тросы. Ответственный насмешливо отнесся к моей просьбе: «Я участвовал в двухстах пятидесяти фильмах, - сказал он, - и я знаю свои обязанности». Пристыженные, мы отпраляемся на пробу. Сразу по возвращении я проверяю состояние тросов: в главном тросе шесть жил лопнули. Ругаемся страшно: в результате – ещё один недруг. Помню также и эпизод с лассо: вертолет поднимает в воздух Жана Марэ и Лизлотт Пульвер. Нападающие должны похитить самого Жана Марэ и дублера Лизлотт Пульвер, Мишель Делакруа, забросив лассо с расстояния в пять метров. Целый час забрасывающие лассо изводили эту пару, а все никак не могли попасть туда, куда нужно. Одному рабочему-механику удалось сделать это с первой попытки (без всякой тренировки). «Шериф», который тренировался каждый день, не мог прийти в себя от досады.

Стр. 29

Жан Марэ, который никогда спортом не занимался, демонстрирует чудеса храбрости и превосходные физические данные. Несколько раз подряд он удачно выпрыгивает со связанными руками из едущей машины. Когда он совершает прыжок с балкона с высоты шесть метров на крышу «Лэндровера», нагруженного тюками, ему везет меньше: машина идет на скорости, а Жан плохо рассчитал момент, когда ему нужно прыгать, поэтому попадает слишком сзади, не может удержать равновесие и падает на землю, совершив умопомрачительный кульбит: сломаны оба запястья.

На следующий день после отъезда Жиля я должен осуществить разворот на 180 градусов на автомобиле «Симка Версаль» на масле, которое Жан Марэ разливает у грузовика. Я очень волнуюсь, так как нужно проехать почти вплотную, естественно не задев при этом нашего Жана, который как обычно уверен в себе и доверяет мне. В момент старта я замечаю, что мне достался «Версаль» очень плохого качества – работают только пять из его восьми цилиндров. Кристиан-Жак теряет терпение, но почувствовав подвох, я отказываюсь ехать. Ответственный возмущен. Ничего не помогает. В конце - концов, как будто случайно находится хорошая машина, и трюк удается выполнить в совершенстве. Ну и испугался же я!

Пользуясь многочисленными перерывами в работе, я тренируюсь на гоночном Триумфе-200. Могу проехать некоторое время на заднем колесе за отелем под восторженными взглядами немногих приверженцев. Они такие милые, что даже если мне не хочется, я считаю своим долгом выполнить этот номер, потому что знаю, что они ждут от меня.

Стр. 30

Однажды один полицейский на мотоцикле, который наблюдает, как я езжу, робко спрашивает у меня, как это у меня получается. Я объясняю ему трюк, максимально вдаваясь в подробности:

- Ты едешь на второй, стоя на подножке, и нагружаешь вилку переднего колеса; когда она разжимается, ты резко добавляешь газ и тянешь руль на себя, а потом дозируешь газ так, чтобы держать равновесие. Заметь: дело только в ручке газа.

Подумав, полицейский спрашивает:

- А за сколько ты мне ее продашь, твою ручку?

Там я мог бы выдавать себя за какого-нибудь бога: после каждого номера люди подходили ко мне и пытались дотронуться, говоря: «Ты как талисман, ты принесешь удачу».

Так, благодаря этому фильму, я попал в кино.

В конце 1965 года Жиль руководит каскадерами в фильме «Большой ресторан» Жака Бенара с Луи де Фюнесом. Помимо того, что он отвеачет за постановку трюков, он должен также разработать сценарий динамических сцен. Работая с ним, я многому учусь.

Его техник Жозеф Коттэн, несравненно доброжелательный, способен буквально на все. Именно он придумал, как сделать крылья, на которых Жиль парит до того, как открыть парашют. Для этого фильма Жиль изобрел несметное количество трюков.

Стр.31

Например, Ариана – мечта каскадеров – едет по дороге с несколькими парами лыж, прикрепленными к крыше. Потом она делает кульбит и, задрав все четыре колеса, скатывается на полной скорости на лыжах, отталкивается от трамплина, совершает потрясающий прыжок через долину и оказывается на противоположном склоне. На самом деле, в машине, пока она спускается по склону, за рулем сидит Жиль, в последний момент он выпрыгивает в снег. Когда машина в прыжке достигает апогея, съемка обрывается, и мы видим Ариану парящую в небе: это подставная машина, облегченная до последней степени, подвешенная к вертолету на небесно-голубом тросе. В этом эпизоде Жиль выполняет непростую работу в перевернутой машине, но пилот вертолета ещё хуже, потому что он управляет совершенно необычным грузом с максимальным весом.

Меня воодушевляет эта сторона кинематографа – «спецэффекты», и Жак Мартен, ответственный, не скупился давать пояснения. Обычно-то люди ревниво охраняют свои секретики; а он объяснял все весьма подробно: без сомнения, так ведут себя люди щедрые, но от того, кто так поступает, требуется постоянное движение вперед, иначе он станет свидетелем того, как другие без зазрения совести пользуются его изобретениями.

Во время эпизода с мотоциклом, который едет по снегу, из-за отсутствия достаточных мер предосторожности и нормального снаряжения, я падаю на хорошей скорости, и в результате получаю вывих плеча. Вечером, по дороге в отель вместе с Роже Майем, невольно слышу разговор киношников:

- Очень хороший для него урок, - говорит Жиль, - достаточно жесткий, чтобы в следующий раз он подумал о защите, я ведь его предупреждал.

Стр.32

В тот момент я слишком подавлен, а Май взрываетя: «Это подло!» - кричит он. Но я его успокаиваю. Со смирением заявляю, что я с Жилем полностью согласен. Я и впрямь так думаю. Я не привык извинениями искупать свои ошибки, такое поведение надолго отсрочит мое «появление на свет», но я об этом не жалею.

Еще забавнее был спуск по снегу с гор Тинь (Савойя, фр.Альпы – прим.перев.)… Моя задача состояла в том, чтобы как можно быстрее преодолеть несколько километров зигзага на той самой Ариане … с чтырьмя актерами на борту, среди которых Боб Дальбан и Венвитино Венантини. Последний на чистом итальянском языке часто рассказывает нам о своей Альфа-Ромео и о том, сколько он из нее выжимает. Наша машина идет в гору на место старта. Солнце сияет, обстановка непринужденная.

- Не делай как тогда, - говорит мне Боб Дальбан шутя, - притормози, преждем чем влетишь.

Боб знает меня со времен «Джентльмена из Кокоди»и знает также, что у меня есть голова на плечах, но другие-то не знают и смотрят на меня подозрительно. Дают сигнал трогаться, и я рву с места как одержимый, скребу боками, нас заносит, наконец-то едем нормально, и я не обращаю внимания на вопли актеров, а Дальбан подливает масла в огонь, подбадривая меня. После съемки Венантино, который вообще не робкого десятка, больше не хочет садиться ко мне в машину, ссылаясь на то, что он актер, а не каскадер. Насмеявшись вдоволь, я понимаю свою ошибку. Моя задач в том, чтобы не только устроить зрелище, но и обезопасить людей, ремесло которых не заключается в выделывании акробатических номеров. Реакция Венантино, ставшего моим хорошим другом, пошла мне на пользу.

Во время съемок этого фильма я оказался свидетелем редкого по неосторожности поступка, случившегося из-за незаслуженной доверчивости Жиля о отношению к безответственным людям.





Стр.33

Поскольку я в этом не участвовал, я могу судить с полной ответственностью. Эпизод представлял из себя Ситроен D.S., который на скорости 80 км/ч прямо с берега въезжает в Сену. Каково же было мое изумление, когда я увидел, что нам доставили машину без мотора! Механикам звестно, что у D.S. без мотора отсутствует подвеска. А как прыгать с трамплина без подвески? Жиль мне сказал:

- Меня подставили. Но я все равно буду прыгать.

В этот момент у меня и впрямь все похолодело внутри, и я понял, что лично я не созрел для того, чтобы выполнять работу в таких условиях. А Жиль прыгнул на этом агрегате-гибриде (к нему еще добавили рессоры), которого толкала «американка» (Шевроле Корвет) на скорости около 100 км/ч. И … справился.

Те, кто готовил машину, решили, что это их заслуга, но подвергать себя опасности в такой ситуации было ошибкой, в ситуации, когда люди вокруг несерьезно относятся к делу и помощники только называются помощниками.

В последнем эпизоде этот D.S. должен был вынырнуть и плыть по Сене. После предыдущих грубых ошибок киношники и Жиль попросили меня отвечать за организацию съемки этого эпизода. Так я в первый раз стал создавать что-то для кино. Мне пришло в голову, что можно установить кузов D.S. на лодку, и все будет приводиться в движение мотором, спрятанным под кузовом. Один очень умелый механик, Тони Морейра, собрал все вместе, и это оказалось технически очень удачно. В результате Робер Сюсфельд, директор киностудии Гомон, прислал письмо с поздравлениями и благодарностью, но не мне, а одному Морейре.





Стр.34

Правды ради нужно сказать, что управлял аппаратом он. Следовательно, слишком большая скромность в этой профессии ни к чему не приводит. В дальнейшем я об этом вспомню. Я сделал еще одно открытие: для нужд приключенческого кинематографа нужен не чудо-механик и не чудо-оператор, просто кто-то должен оказаться в состоянии добиться интеза механических возможностей и требований постановки. У меня открывались возможности найти себе применение, но я в это не верил. Еще не верил.

После «Большого ресторана» был «Большая прогулка» Жерара Ури с Бурвилем и де Фюнесом.

Жиль хочет, чтобы я возглавил группу мотоциклистов: два экипажа на мотоциклах с колясками и один мотоцикл без коляски. Роже Май сидит за рулем мотоцикла с коляской с Аланом Белтуазом в качестве пассажира, второй мотоцикл с Джеки Мелиоли (мир тесен) веду я, а мотоцикл без коляски доверен Артуру Гаррису. Заметьте, что эти парни не каскадеры, но зато все они – отличные пилоты и участники соревнований. Жиль предоставляет мне полную свободу действий. Мы работаем в качестве второй команды под руководством Клода Клемана с оператором Владимиром Ивановым, по прозвищу Вово, а также с Роже Глэзом, по прозвищу Глэзу. Встречаемся мы часто.

Подготовка к фильму занимает очень долгое время, так как Жерар Ури очень дотошно монтирует эпизоды. Он буквально вылизывает каждую ситуацию, каждый трюк. В процессе я знакомлюсь с госпожой Шапман, секретарем Жиля, фантастической женщиной, которой он целиком доверяет (и она заслуживает этого).





Стр.35

Для его окружения это весьма исключительный случай. Другое знаменательное событие: в первый раз я получаю зарплату не только во время съемок, но и во время подготовки к ним и во время проб.

На мне немалая часть работы (техника): два комплекта мотоциклов, в каждом из которых – два с колясками и один без коляски. Кроме того, мне непросто понять, кто есть кто, и я трачу бесконечное количество времени, пытаясь скоординировать работу разных людей, занимающихся подготовкой: Коттен отвечает за трюки, Мишель Нодэн за работы механиков, а также Морейра, который должен поставить мотор от Шевроле V 8 на раму двигателя грузовика Ситроен U 23, который обычно имеет мотор с передним валом. Этот довоенный грузовик ветхого вида приведет в изумление не одного автолюбителя, когда мне нужно будет его доставить в Фонтенбло. Вот только один случай: жду зеленого сигнала под насмешливым взглядом владельца Пежо, сидящего за рулем 203 модели, снабженной турбонагнетателем «Константин» (я описывал его выше). Загорается зеленый, я даю полный газ, а все остаются на месте, в облаке пыли, поднятой моим деревянным разъеденным червяками сундуком на колесах. И так до следующего светофора, где я замечаю за собой множество любопытных, которые некоторое время едут за мной: не каждый день можно видеть, как антикварная рухлядь несется на скорости 120 км/ч! Задний мост (и остальное) подыхает перед Парижем, что в дальнейшем заставляет меня соблюдать меры предосторожности.

Наша небольшая группа встречается в Сан-Флуре, где мы разгружаем технику, приехавшую на поезде. Мы уезжаем с вокзала транспортной колонной, Алан Белтуаз дет во главе на мотоцикле БМВ с коляской, похожем на русские модели. Редко можно найти лучшего (или худшего) шутника-затейника. Поэтому мы совершенно не удивляемся, когда видим, то он прямо посреди дороги начинает выплясывать что-то вроде танца святого Витта.





Стр.36

Мы все покатываемся со смеху, и даже булочник, который стоит на втором этаже своей лавки… но он перестает смеяться, когда наш метеор врезается в его новенькую витрину и буквально протыкает ее насквозь. Алан не пострадал: он уверяет нас, что он не справился с управлением по неизвестной причине, этому не верит никто, в особенности булочник. После составления протокола о происшествии мы делаем «вскрытие» мотоцикла, который тоже не пострадал. Оказывается, там в рулевой колонке не было верхнего шарикоподшипника. Это была запасная модель, не полностью укомплектованная. Ну и начало! И в первые дни съемок поломки тоже сыпались одна за другой: ржавые баки, прогнившие шины, нарушенные электрические контакты. К счастью для всех нас, мы кое-что понимали в технике.

Трюк с желтой полосой: дорожный рабочий делает разметку поворота сплошной линией, как вдруг появляется грузовик с тыквами и с монашкой за рулем. Рабочий выпускает из рук аппарат, который производит разметку, и тот продолжает двигаться по прямой за пределы дороги. Первый из мотоциклистов, опустив голову, чтобы в нее не попали тыквы, которые швыряют Бурвиль и де Фюнес, следит только за линией… тоже съезжает с дороги и совершает головокружительный прыжок в пустоту. В связи с этим эпизодом я совершенно потрясающе шлепнулся, но, к сожалению, это не было отснято. Мы делали монтажное соединение этой сцены со съемками у Манта на дороге Крет: то есть прыжок на мотоцикле начался в округе Канталь, а закончился в Сен-у-Уаз. Вот так!!! Во время этой погони один из мотоциклов с коляской тоже съезжает с дороги в Сен-Флуре и влетает в пруд с утками: этот пруд находится около Мелуна. Много всего я узнаю нового, и при этом развлекаюсь по-сумасшедшему.





Стр.37

Что меня не радует, так это запах, который пристал ко мне после этих съемок на несколько дней, несмотря на то, что я молюсь. А мой пассажир, Жерар Штрейфф, растянул себе колено во время этого трюка. Забавно мы обучаемся нашей профессии. Следующий трюк сложнее: мотоцикл въезжает в столб и раскалывается на две части, потом, через тридцать метров, снова стыкуется вместе и разваливается окончательно. Коттен подготовил коляску с мотором от Веспы и направляющим колесом, эта коляска соединялась с мотоциклом с помощью пластины, которая раскрывалась вперед в форме буквы V. при столкновении со столбом благодаря системе защелок обе части высвобождаются и каждая катится свою сторону. На скорости 60 км/ч важно не промахнуться, но этот зрелищный трюк нам удается.

В условиях августовской жары передвигаться очень тяжело, а тем более вырядившись в тяжелую форму и военные каски. Поэтому, хотя наша костюмерша, Элен Нури, и ругается, мы мало-помалу снимаем то, что одето под формой. После стычки на мосту начинается погоня. Момент драматической напряженности. И вот во время съемок этой сцены, в дыму выстрелов, перемежающихся выкриками по-немецки, разражается скандал: форма Майя распахивается так, что видно его волосатые ноги, и можно решить, что этот мотоциклист воюет в шортах. Видели бы вы физиономию Жерара Ури! Приводим себя в порядок и начинаем этот эпизод снова и так несколько раз, потому что передвижение войск нужно согласовать с движением машин, а все это вместе не происходит гладко и в нужный момент. Уже и то чудо, что все это собрано в одном месте.

Наш директор по съемка, Пьер Сан-Бланка, часто трусит и просит меня не перегибать палку.

Стр 38

Маневры наших мотоциклов и колясок производят на него сильное впечатление, но на самом деле мы рискуем гораздо меньше, чем во время соревнований. То, что мы в прошлом были спортсменами дает на преимущество: мы научились понимать не только наши возможности, но и границы этих возможностей. Я использую в деле все, что я собрал в течение двенадцати лет занятий мотокроссом, при этом неплохо зарабатываю на жизнь среди приятных людей. Что ещё нужно?

Во время одного эпизода, около плотины в Грандвале, Жиль должен играть крестьянина; мотоциклисты гонятся за грузовиком, а он на тягаче делает пируэт и слетает с дороги. Когда его заносит, Жиль плохо контролирует ситуацию, машина вылетает на обочину, долго скользит по склону к полю и исчезает в зарослях, которыми покрыт склон, и всё это на скорости 100 км/ч. Мы видим, что он исчез, и мчимся на помощь. После минутной паники (в машине его больше нет), раздается «Ку-ку!», а он сдит на дереве, смотрит на нас и хохочет. Позже, когда я говорю ему, что он чудом вышел сухим из воды, он ответил мне:

- Ни один трюк не является простым, и когда я предложил эту фигуру пилотажа, я заметил, что есть вероятность сойти с дороги. Тогда я изучил эту задачку, чтобы если что, быть готовым к худшему, а это как раз и случилось. И если у меня получилось отстегнуть ремень, выскочить из машины и забраться на дерево, пока вы пробежали каких-то сто метров, то это потому, что я был максимально свободен и «подготовлен» к любым случайностям и мелочам.

Этот урок я запомнил навсегда. Каскадер лучше всего приготовится к трюкам, если предусмотрит все возможные его последствия.

Стр 39.

До того, как приступать к выполнению, нужно прорешать все задачи, это основное правило выживания. Это кажется само собой разумеющимся, но, уверяю вас, часто происходит обратное, и я не раз видел, как каскадеры боятся выезжать из-за того, что им не хватает подготовки, как материальой, так и психологической.

Из-за сложностей, возникших по ходу фильма, мы запаздываем со съемкой, и Жиль, вынужденный уехать, дает мне последние указания и оставляет меня начальствовать в одиночку. Сомнения одолевают меня, посколько я не чувствую себя достаточно подготовленным, чтобы нести ответственность за такую массу дел. Правда и то, что я всегда грешил избытком пессимистических настроений. Отсутствием веры в себя. Но вокруг меня такие люди, что я начинаю верить себе и решаю продолжать сражаться, плечо к плечу с моей командой. Смутно я ощущаю, что сейчас переворачивается ещё одна страница моей жизни. Из-за моей нынешней работы я часто вынужден отказываться от соревнований и не участвовать в кроссах. Нельзя сказать, что мне не жалко: мне не хватает моих прежних товарищей и самой атмосферы соревнований, и если бы рядом со мной не было Мелиоли или Майя, я совершенно точно не сдался бы так просто.

Режим жизни очень интенсивный, времени у меня не много, я разрываюсь между съемками и подготовкой к завтрашнему дню, мне хочется поспеть и за безудержным весельем, которое царит благодаря шуткам Белтуаза и его приятеля Даниеля Жерара, который специально приехал поддержать его. В Сан-Флуре мы часто ужинаем в бистро, напоминающее мне бистро «У Поля», где я вырос, там все те же лица и те же сценки между ними. Мои приятели уходят в эту жизнь с головой. Иногда я жалею, что отдаюсь этой жизни не полностью как они, но я всецело поглощен моими обязанностями, и перепетии моей жизни настолько чудесны, что мои сожаления быстро рассеиваются. Я думаю, что становлюсь врослым. «Слишком всё здорово, так долго не может продолжаться», - часто думается мне.





Стр. 40

И вот, однажды, после окончания съемки, часов в шесть вечера, когда мы приходим в отель «Сан-Пьер», кто-то со слезами на глазах нам сообщаетс: «Жиль погиб». Это настолько неправдоподобно, что никто не хочет верить. Увы, приходится признать очевидное. Я чувствую, что совершенно раздавлен, опустошен. В это мгновение я понимаю, какое место он занимает в моей жизни, как удивительным образом присутствует во всем, что я делаю. У меня рождается безумное желание бросить все дела и бежать далеко. Все мои сомнение возвращаются с удвоенной силой. Сделать что-нибудь! Нужно сделать что-нибудь! Вот, что я твержу себе, но звучит это неубедительно.





Жан Марэ, на борту микроавтобуса Каравелла с откидным верхом гонится за злоумышленниками на Рамблере. Они перебираются на едущий грузовик для перевозки автомобилей и исчезают в противоположном направлении. Жан Марэ обгоняет грузовик, замечает обман, возвращается назад резко разворачивается на 180 градусов, чтобы ехать в том же направлении, что и грузовик и иметь возможность забраться на него. Катастрофа произошла именно из-за этого разворота. Жиль на 90 км/ч едет навстречу грузовику, выравнивает машину, добивается, чтобы направление было верным и резко тормозит ручником. Зад Каравеллы на максимальном тормозе спереди высвобождается и совершает полуразворот (180гр).

Машина перегружена: Жиль за рулем, в середине – Одиль Астье, а справа – Гастон Вуанье. Покрытие новое, а значит, с хорошей сцепляемостью, шины тоже новенькие. Получив резкую нагрузку, машина начинает вращаться на волчек, ее задняя часть двигается в направлении против часовой стрелки, правое колесо нагружено, а левое ослаблено. Устройство подвески таково, что теперь правое колесо больше не перпендикулярно дороге, наоборот, оно очень накренилось и нагрузка на обод увеличивается, а сопротивление обода не предусмотрено для таких постоянных нагрузок. Из-за исключительного сцепления с дорогой обод не выдерживает и деформируется, гнется и буквально цепляет дорогу. Машина совершает полный оборот вокруг себя самой: классическая «бочка». Ситуация усугубляется тем, что это машина без верха, то есть ее пассажиры никак не защищены.

По прошествии лет, я стал понимать, как можно обезопасить этот трюк: сделать подвеску более жесткой – жесткие амортизаторы, двойной эффект, ограничить отклонение подвески с помощью ремней, скруглить внешний край шины, покрыть дорогу каким-нибудь скользким составом, предусмотреть горизонтальный поручень за ветровым стеклом, который не видно снаружи, добавить нагрудные ремни безопасности, сделать сидения максимально низкими.





Стр. 41

Ночью я не могу заснуть, не могу здраво рассуждать. На следующий день Сан-бланка спрашивает меня, насколько уверенно я себя чувствую и могу ли продолжать. Все трусят, а меня может как раз это протрезвляет и заставляет собраться с духом. Начиная с этого момента, я пытаюсь представить Жиля на моем месте и делать то, что он стал бы делать при подобных обстоятельствах. Во-первых, рассуждать хладнокровно. Цель – закончить фильм. Когда я думаю о его авторитете, о его харизме, об убедительности его доводов, я чувствую себя человеком совсем маленьким. Скромность мне была свойственна по склонности характера; теперь же я считаю себя обязанным сохранить ее в будущем , почти как религию. Я видел, как Жиль преодолевает самые тяжелые трудности, с блеском выполняет самые опасные трюки, а тут в конце он так попался и в таком на первый взгляд простом деле, - все это подсказывает, по какому пути мне идти: по пути строжайшего соблюдения всех мер предосторожности. Моя застарелая лень тормозить решение этой грандиозной задачи, но гордость внутри меня, моя склонность участвовать в драках и образ Жиля с ослепительной улыбкой на лице будут всегда меня поддерживать. Ещё несколько дней мы продолжаем машинально работать.

Похороны состоялись в Париже, и я с отвращением наблюдал с лицемерным поведением некоторых людей из окружения Жиля, за тем, как его конкуренты торопятся занять его место. Мне кажется, что меня эти телодвижения не затрагивают, настолько я далек от этих настроений и от этого мира, куда я никогда не смогу вписаться. В один прекрасный день этот наивный человек тридцати шести лет спустится с неба на землю и увидит, что ни в чем нельзя зарекаться.

В конце церемонии я с удивлением вижу, что ко мне подходит Рикардо Фреда, режиссер «Коплан ломает все», его скорбь искренняя.





Стр. 42

-Жиль заключил много контрактов с итальянцами и спанцами. Вы не хотите продолжить работу на его месте?

Опыта у меня мало, поэтому я прошу времени подумать.

На четыре недели я остаюсь в Манде, где происходят съемки с планерами. Там я только в запасе, жду, не надо ли отснять несколько недостающих кадров и что-то переснять. Поэтому, в противоположность ситуации в Сан-Флуре у меня много свободного времени, и благодаря этому я имею возможность по-новому наблюдать за «производством» фильма. Также я пользуюсь случаем, чтобы заняться физической тренировкой: ходьбой и мото-кроссом. Бурвиль часто меня просит: «Покажешь мне трюк с задним колесом?» Наконец, я бываю на «прогонах» (показах материала, отснятого накануне, с комментариями Жерара Ури и операторов). Это здорово. В Манде случилось так, что я испугался как никогда раньше. Летчики тренировались летать звеном под руководством Мари, летчика-испытателя и невероятного виртуоза. Он сажает меня в планер, который тянет за собой самолет Шторх, за штурвалом которого новичок, только что прибывший из Страсбурга. Аэродром в Манде расположен на плато, на высоте в тысячу метров с головокружительными обрывами с трех сторон. Мы начинаем подниматься, но примерно на середине взлетной полосы, самолет начинает накреняться вправо к соснам, к ужасу Мари, который ругается как грузчик. Рации у нас нет. Дело в том, что летчик получил указание не проходить над первой группой, но поскольку ему выдали, не предупредив его, менее мощный самолет (там было две модели), он не может подняться на нужную высоту: он летит, резко набирая высоту, и сосны надвигаются на нас очень быстро.

Стр. 43





Самолет проходит исключительно удачно, но планер, двигающийся ниже, задевает кроны деревьев со зловещим треском. Я уже решаю, что жить мне осталось считаные секунды, и в то же время любуюсь, как Мари, продолжая ругаться, осуществляет маневр и правит полет. Как в самом деле не восхищаться его мастерство в этой борьбе один на один, даже если я и проклинаю себя за то, что сел в этот несчастный аппарат?! Вот наконец край плато, и оба летательных аппарата ныряют в пустоту, а потом снова набирают скорость и высоту. Уф!... Этот неосмотрительный поступок можно было и не совершать, если бы была выдана четкая информация и существовала бы рация для связи. Определенно можно утверждать, что занимаясь этим ремеслом, сотканным из непредвиденных ситуация, убиться очень просто. (Мари погибнет через несколько месяцев из-за того, что его у его самолёта, который он испытывал, отломилось крыло).

По выходе фильма я попадаю на премьеру (чудом, потому что меня не пригласили) и там, обнаруживаю неприятный сюрприз: в титрах меня тоже забыли упомянуть. Мне нужно, если я хочу преуспеть, сменить тактику. Позже я пойму, что совершать «бочки» на машине гораздо легче, чем добиться чего-нибудь, не пользуясь обычными в этой среде приемами.

Через некоторое время я снова встречаюсь с Рикардо Фреда и даю ему свое согласие. Невероятно, но я бросаю вызов!

P.S. Постановщиком трюков на фильме "Святой настороже" /кадры с гибелью есть на моём блоге/ был Клод Карлье,давно работавший с Жаном Марэ и с ревностью воспринявший появление в кино Жиля Деламара.На просьбу Жиля полить дорогу водой Клод ответил отказом.Привезти песка или гравия для хорошего скольжения и выполнения заноса тоже отказали.На сухой дороге и новой резине машина слушалась плохо,из за большой скорости,нужной для заноса,машину несло безконтрольно на 270 градусов.А на шестом дубле машина и вовсе перевернулась и убила Жиля.Клод Карлье провоцировал его,упрекая в низком мастерстве.Всю ответственность за трюк Жиль Деламар ,по условиям договора,брал на себя.




 
Жиль Деламар в полёте с крыльями



Жильбер Деламар...

Жан Маре  и каскадёр Клод Карлье   






Последний дубль Жиля Деламара....дальнеешее  молчание...Вечное молчание.


 




Жиль Деламар погиб на съёмках этого фильма  на шестом дубле заноса на сухом шоссе и на новой резине....


 Каскадёр Клод Карлье и Жан-Поль Бельмондо готовят трюковую сцену







Каскадёр Клод Карлье...



Бесстрашный Жаль-Поль Бельмондо...









Реми Жульенн



Комментариев нет:

Отправить комментарий