четверг, 12 января 2012 г.

Владимир Балон:Женщин мы делили поровну






Наши львицы.....

  

В Одессе....у Чёрного моря...



Лара спасает Вениамина Смехова после  его падения с лошади.....




Лара с людьми Рошфора на обочине Гаврской дороги...



Лара на обочине Гаврской дороги...




Лара даёт уроки верховой езды  Михаилу Боярскому...




Михаил Боярский и Георгий Юнгвальд-Хилькевич слушаю бесконечные байки Владимира Балона.....Львов, апрель,1978




ВЛАДИМИР БАЛОН: НА СЪЁМКАХ "ТРЁХ МУШКЕТЁРОВ" МЫ ДЕЛИЛИ ЖЕНЩИН ПОРОВНУ
Что может быть лучше настоящей мужской дружбы: хлеба краюшку, и ту пополам… Именно такие отношения воспеты в знаменитом фильме “Д’Артаньян и три мушкетера”. Но даже рыцари прошлого так не “отрывались”, как актеры, увековечившие их образы на экране. Об этом мне поведал исполнитель роли де Жюсака, а так же постановщик всех трюков в культовом фильме Владимир БАЛОН.
Инга Поддубная
- Поговаривают, что съёмки фильма были под угрозой срыва ввиду аморального и антисоветского поведения съемочной группы. Это как же вас угораздило?
Съемки сначала проходили во Львове. Нас поселили в какую-то замшелую гостиницу, в номера без воды. И мы в знак протеста самопроизвольно вселились в апартаменты нашего режиссера Юры Хилькевича. Когда Хил вошел в свой номер “люкс”, сквозь сигаретный дым и перегарный чад он увидел наши тела, беспорядочно сгруженные на многочисленные кровати и диваны. В этот же день нас переселили в лучшую гостиницу “Ульяновская”, в которую селили только обкомовских шишек. Мы не знали, что стены гостиницы напичканы “жучками”, и на полную катушку оттягивались скабрезными анекдотами на тему “партия и правительство”. Мишка Боярский копировал Брежнева, раздавал всем звания и ордена – а кто его в то время не передразнивал? Короче, через некоторое время Хила вызывают в КГБ и показывают распечатки всех наших разговоров. Уж как ему удалось за нас оправдаться, знает только он.
- Я слышала, вы – профессиональный спортсмен, мастер спорта по фехтованию…
- Да, в общем-то, в кино я пришел, когда все свои чемпионские награды уже собрал. В 60-е годы я был очень популярен в Питере: стиляга, модник, и питерские газеты того времени пестрели фельетонами типа: “Мушкетер на скользкой дорожке…” В кино меня позвали именно как профессионального фехтовальщика. К тому моменту за мной уже тянулась дурная слава, будто бы я – затейник всех гадостей, пьянок и разврата. На самом деле это не так. Просто моя супруга в то время была первой солисткой ансамбля “Березка” и все время моталась по гастролям. У меня же дома собирались мужья ее подруг-коллег и “тихо” коротали время. Когда же “Березка” возвращалась, все “шишки” сыпались на меня. Традиция сохранилась и на “Мушкетерах”, тем более что из нашей компании я был самым старшим. Ко мне сразу приклеилась кличка Пахан. У нас у каждого были клички: Миша Боярский – самый молодой и здоровый - Лось, Валька Смирнитский – Варан, Игорь Старыгин – заработал прозвище Гюрза, я еще расскажу за что. А у Вени Смехова не было прозвища, потому что на съемки приезжал редко и страшно нам завидовал. Вообще он здорово устроился – приедет на пару-тройку дней, в нескольких сценах, над которыми мы трудились неделю, отснимется крупным планом и отваливает. А в результате – весь фильм его лицо на целый экран сияет.
Старыгин-Гюрза зажабил девчонку
- Значит, в ваших проделках он не участвовал
- Нас было четверо, и все у нас было поровну. Буквально на второй день после поселения в гостиницу, мы решили обмыть это событие. Приглядели мамзельку на кассе в магазине, этакую томную, с маникюром и взором зовущим, пригласили ее к себе в номер. Конечно же об этом тут же забыли, но в разгар нашего сабантуя она заявилась. Пару часов посидела с открытым ртом, послушала наши россказни и убежала. А еще через некоторое время на пороге появляется солидный грузин. Мы уже вдымину пьяные были и никак не могли понять, что ему от нас надо. Грузин вытащил из кармана связку ключей, протягивает нам и говорит: “Та дэвушка, которая у вас была, – моя любовница. Я директор магазина напротив. Вот вам ключи от винного склада - пользуйтесь, только прошу вас, оставьте ее в покое. Я ее лублу!” В знак согласия мы выпили. И скажу честно, мы старались не злоупотреблять подарком. Но это было время, когда после 19.00 достать спиртное было просто невозможно, а тут “Посольская”, “Лимонная…” Разве ж устоишь?! Конечно, мы записывали, сколько взяли бутылок, в надежде, что когда-нибудь расплатимся, но… скромные доходы советского артиста никак не успевали за нескромными запросами.
Мы с Мишкой Боярским жили в одном номере. Малюсенькая комнатка, где стоят две кровати, разделенные двумя тумбочками. Такая дислокация нас не могла устраивать, ибо мы жили под девизом мушкетеров “Один за всех, и все за одного”. То есть все девушки были нашими общими, а значит, две узкие кровати мы превращали в одну широкую. Наутро приходила уборщица, убирала следы ночной тусовки и расставляла мебель на места. А на следующее утро она видела прежнюю картину. Наверное, она решила, что мы гомосексуалисты… Кстати, с Боярским мы дружим и сейчас, дня не проходит, чтобы мы не созвонились. Как-то он мне сказал: “Слушай, как же жаль, что мы не педерасты! Не нужно нам никаких баб”. И в самом деле, настоящая мужская дружба зародилась между нами именно на съемках этого фильма.
- А как же любовь, ревность, наконец, пресловутое чувство собственности? Испокон веков мужчины дрались за право обладать понравившейся женщиной.
- Чувства собственности у нас никогда не было, любви-то и в помине не наблюдалось. Сегодня ты во Львове, завтра - в Одессе. Девочки были украшением походной жизни, антуражем, и не более. Да и недостатка в них не было. Представьте себе южный провинциальный город, обилие потрясающе красивых, загорелых, сексуальных девиц. А съемки проходят на улицах. И все это женское население только и ждет, чтобы мы моргнули, кивнули, слегка пальцем поманили. Все они на низком старте и в полной боевой готовности - только глазами поведи, и любая осчастливленная вырывается из толпы и сделает все, что ты пожелаешь. И вот, кстати, за что Старыгина Гюрзой прозвали. Мы с Мишкой сидели в компании смазливой девчонки, зашел Старыгин. У него был свой способ охмурежа дам: он доставал бумажник и… начинал показывать фотографии якобы своих многочисленных детей. Такая невероятная плодовитость действовала на девушек завораживающе. В тот раз он тоже достал свой “иконостас”, что-то поворковал нашей красавице и, раскланявшись, ушел. Через минуту, барышня тоже уходит. Я выхожу на балкон, чтобы сверху помахать подруге рукой, а ее нет и нет… Звоню к Игорьку, он отвечает, запыхавшись: “Я задремал, что-то голова разболелась”. Обманщик, “зажабил” девчонку, за что и получил прозвище Гюрза!
Растлители с водкой в багажнике
- Мне только не понятно, когда же вы кино снимали, если все время пили и гуляли?
- Мы были молоды, и здоровья хватало на все. Ведь и мушкетеры в свободное от войны время дрались, пьянствовали и развлекались с мамзелями. Больше всего наше поведение раздражало жену Хила Таню: она работала на картине помощником режиссера и каждое утро нас будила. То, что она видела, приоткрывая нашу дверь, было не для женских глаз – уж очень трудно было определить кому принадлежат многочисленные ноги, торчащие из-под одеяла. А чуть позже к автобусу, который отвозил нас на съемочную площадку, начинали подтягиваться фанатки … Они ездили за нами повсюду, прямо на траве разворачивали скатерть и выкладывали домашнюю стряпню, ну и бутылки с “Горилкой”… А главным нашим растлителем был начальник Львовского ГАИ. У него была невероятная тяга к искусству и чудо–“Волга”, в багажник которой была вмонтирована огромная канистра, непременно наполненная то водкой, то вином, то хорошим коньячком. Кстати, Львовская милиция снабжала нас регулярно порнографическими фильмами, конфискованными на польской границе.
Получается, что скакали верхом и размахивали шпагами вдребадан пьяные актеры?
- Когда включалась камера, ребята молниеносно приходили в себя. Однажды Мишка Боярский и Валька Смирнитский были доставлены на площадку в горизонтальном положении… прямиком из больницы – у Вальки с сердцем было плохо, а Мишка его сопровождал в “скорой”. Навалившись ему на грудь, всю дорогу взывал: “Ты только не умирай!” А тот его материл и просил не перекрывать кислород. Когда их привезли на площадку, я и представить не мог, как они на лошадей залезут. Но камера заработала, и оба в мгновение ока оказались в седле.
- Как они себе шеи не переломали?..
- Серьезных травм на съемках не было. Однажды ранили Мишу Боярского. Рошфор, которого играл Боря Клюев, был задуман, как человек, который никогда не вынимает шпаги из ножен. Поэтому его обучением я практически не занимался. Но в одной сцене Боря не выдержал и выхватил клинок. Сняли еще несколько дублей… Вдруг Миша куда-то исчез, все решили, что он опять где-нибудь поддает. Нашли его в туалете, он стоял над раковиной и сплевывал кровь. Когда сделали рентген, выяснили, что шпага проткнула небо и буквально сантиметр не дошла до мозга. И с такой раной Миша еще давал шефский концерт для моряков…
“Нас могли убить на съемках…”
- Я понимаю, что закладывать женщин не в правилах истинного рыцаря, но все-таки интересно, ваши партнерши по фильму составляли вам компанию в часы досуга?
- Звездные дамы – хлопотное дело, зачем напрягаться, когда само в руки плывет… Однажды Рита Терехова здорово над нами пошутила. Это уже было в Одессе. К Вальке приехала жена и сняла домик неподалеку. Как-то вечером мы пришли к ней в гости: все вчетвером и Рита. О чем-то говорили, пили чай… И вдруг Ритка, взглянув на развесистое дерево грецкого ореха, говорит: “Мужики, а вы знаете, как от зеленых орехов стоит?” Мы все хитро переглянулись. Утром я просыпаюсь и вижу у Мишки большой черный “пятак” на роже. Он открывает глаза и, глядя на меня, закатывается громким хохотом. Идем к Старыгину со Смирнитским – у них тоже физиономии перепачканы. Откуда же нам было знать, что сок незрелых грецких орехов очень трудно отмыть!..
- Представляю, всеобщую скорбь, когда съемки закончились!..
- Скорбь не скорбь, а когда съемочную группу перевели из Львова в Одессу, все наши девочки перекочевали туда. Причем, уезжая из обкомовской гостиницы, я открутил табличку с номером 314 и в одесской гостинице привернул ее на дверь. Поток девиц тянулся на эту табличку, как мыши за сыром. Но, честно говоря, съемки закончились очень вовремя, а иначе бы нас просто убили. Негодование мужей, женихов, братьев, отцов наших боевых подруг с каждым днем возрастало. Поэтому мы эвакуировались в Москву, не оставляя адресов. Но не тут-то было!. Приезжаем в “Останкино” на озвучивание картины, полчаса наши лица подвергают экспертизе и сверяют с фотографиями в паспортах. Когда же, наконец, мы добираемся до “Тон-студии”, мы видим там всех наших одесских и львовских подруг. Вот уж, любовь не знает преград!
- Сообщения о демографическом взрыве на юге нашей страны до вас доходили?
- Даже фотографии присылали, а мы сравнивали и спорили, на кого похож.
- На съемках “Мушкетеров, 20 лет спустя” удалось тряхнуть стариной?
- Мы такие же азартные и дружные были, но… съемки проходили в Таллине, чопорном и холодном городе. Это настроение передалось всему съемочному процессу, фильм получился не такой задорный. Здесь девочки уже не рвались к нам в окна и двери, девочек к нам приводили… Любой влиятельный господин считал за честь попариться с нами в баньке. Нам накрывали стол, приводили строй девиц, которые подобно вазонам с цветами украшали помещение парилки. Время пришло другое, и люди другие. Что уж говорить о нынешних молодых актерах и этих, русских мушкетерах…
- В смысле, о “Гардемаринах”?
- Да-да. Конечно, рвение всему научиться, быть лучше всех у нового поколения есть, и это похвально. Я обучал фехтованию Жигунова, так он готов был сутками тренироваться, только бы стать лучше меня. Из-за этого желания чуть не погиб. Во время съемок есть правило: никогда не отбивать удар шпаги вверх. А он это правило нарушил. Моя шпага скользнула и попала ему в глаз – клинок прошел чуть выше глазного яблока. Попади шпага миллиметром ниже – Жигунов остался бы без глаза, а сантиметром глубже – без мозгов… В этих съемках приятным было только то, что мы опять работали вместе с Боярским. Думаю, любой из нашей компании без раздумий согласился бы, позови сейчас Хил снимать еще какое-нибудь продолжение “Мушкетёров”.
Читайте также:
Клавдий, Яго и Баба-Яга
Вениамин Смехов: Несутся из двух театров в одну точку два шекспировских негодяя. В одну точку земного шара стремятся их мечты: во Львов, на съемку "Трех мушкетёров".

Дюма списал своего Дартаньяна с Боярского
По признанию Смехова, лучшим мушкетером был, вне всякого сомнения, Михаил Боярский. И хотя в работе были заняты не менее прославленные актеры, весь фильм держится, конечно, на нем.


Мушкетёры в прокате
Трёх мушкетеров" не выпускали год из-за тяжбы авторов с постановщиком. Но единственную копию фильма с успехом возили по Домам кино - в Киев, в Одессу, в Ташкент. Я не мог там быть, но слышал от Хилькевича фантастические речи об убитой наповал публике, о невероятных бурях оваций. Не очень верил, но было приятно

№ 22 alvik77 (Москва) 19.11.2010 18:06
Замечательный артист, спортсмен и человек! Однако хотел бы исправить неточность: Владимир Балон никогда не был чемпионом мира по фехтованию, хотя и многого добился в этом виде спорта. Он был кандидатом в сборную СССР, чемпионом СССР среди юниоров по фехтованию на рапирах.
И, кстати, дата рождения Владимира Балона указана неверно, хотя именно такую приводят все источники в Интернете. Дело в том, что юниорский чемпионат СССР, в котором участвовали спортсмены в возрасте до 21 года, он выиграл в 1958 году, следовательно, не мог родиться раньше 1937 года.

А вот что пишет Горгий Юнгвальд-Хилькевич в своём интервью от июня 2012 в Караване историй 

А д’Артаньян всех времен и народов? Так бы вы его и видели! Боярский же чуть не погиб! Когда делали через десятки лет «Возвращение мушкетеров, или Сокровища кардинала Мазарини», у нас был целый год на то, чтобы актеры научились фехтовать. Но на первом фильме — ни сном ни духом! Нет, Миша-то блистательно фехтовал, а вот тот, кто бежал ему навстречу (известный всем деятель, не стану его называть   ,А это Владимир Балон прим. Николай Ващилин), совсем наоборот. В азарте он размахался шпагой и... проткнул Боярскому небо: два сантиметра до мозга оставалось! «Скорая» еле кровь остановила, наложили швы и объявили, что голоса у него не будет. А нам для съемок нужен был Дом моряка — старинное здание, одно из самых красивых в Одессе. Накануне директриса, не будь дура, заявила: «Если Боярский вечером даст концерт, разрешу. На нет — и мое нет». Ну и Миша собирался петь... Вот вам и «Пора-пора-порадуемся на своем веку...»! Место съемок в полном пролете ровно в тот момент, когда Фрейндлих и Трофимов уже в полете, то есть на пути в Одессу. Такой дурдом начался!

Но Боярский сотворил невозможное. В тот же вечер, после операции, пошел и спел. Гениальный парень! И вот что удивительно, точно Господь его за этот подвиг вознаградил: к изумлению врачей, от того, что Миша пел, у него зарубцевался шов и он не потерял голос.

Комментариев нет:

Отправить комментарий