среда, 25 июля 2012 г.

Воспитание смелости

http://papinjournal.ru/index.php?option=com_multicategories&view=article&id=232:vospitanie-smelosti&catid=11:guests&Itemid=108


Воспитание смелости
ФОТО АЛЕКСАНДР ФИЛИППОВ
БЕСЕДОВАЛА ЕЛЕНА ДОБРЯКОВА
Он горел в огне, прыгал с мчащегося поезда, падал со скачущих лошадей, дрался на мечах и на шпагах.

На фото Николай Ващилин
Есть профессия, требующая бесстрашия, сниженного порога боли, спортивной натренированности, тяги к экстриму и одновременно трезвого рассудка. Их немного – каскадеров. Один из таких профессиональных смельчаков – Николай Ващилин. Снимался во многих фильмах: «Остров сокровищ», «Д`Артаньян и три мушкетера», «Урга – территория любви», «Сибириада», «Шерлок Холмс и доктор Ватсон», «Легенда о Тиле», «Ярославна – королева Франции», «Несколько дней из жизни Обломова», «Романс о влюбленных» и многих других. Под его присмотром Мориарти с Холмсом дрались на самом краю пропасти, а Д`Артаньян-Боярский прыгал с 10-метровой высоты. Свой уникальный опыт Николай Николаевич передавал с 1973 по 1985 годы – преподавал на курсе трюковой подготовки актеров и каскадеров в ЛГИТМиКе (сегодня это Санкт-Петербургская академия театрального искусства).
– Николай, почему вы решили стать каскадером?
– На съемках «Короля Лира» Григорий Козинцев познакомил меня с фейхтместером Иваном Кохом, заведующим кафедрой сценического движения в Театральном институте. Эта встреча открыла мне перспективы профессии. До этого было, как у многих ребят в нашем дворе дома на Васильевском острове, стремление утвердить себя в смелости, показаться героем. Мы бегали по сараям, соревновались, кто с большей высоты сможет спрыгнуть. В семь лет я стал чемпионом двора, когда сиганул со второго этажа. Сломал ногу. Позднее мотивацией стали… девушки. Даже если девушка дружила совсем не с тобой, само ее присутствие толкало к тому, чтобы выглядеть бесстрашным.

– Профессиональным спортом занимались?
– Было самбо и дзюдо в спортивном клубе «Труд» у тренера Александра Массарского. У него, кстати, занимались Владимир Путин и Анатолий Рахлин. Массарский приводил своих воспитанников на «Ленфильм», чтобы те участвовали в кинопотасовках. Первой картиной, где я исполнил роль трюкача, был «Гамлет» Григория Козинцева. Потом мы «избивали» Володю Высоцкого в «Интервенции» Геннадия Полоки.
– Почему многие преодолевают страх, доказывают свое бесстрашие, но мало кто выбирает профессию, связанную с риском? От чего это зависит?
– Вы, наверное, знаете ведущую программы «Здоровье» Елену Малышеву. В своей диссертации она на биохимическом уровне исследовала способности человека преодолевать страх. Те люди, которых вдохновляет экстрим, становятся летчиками, пожарными, полицейскими, цирковыми акробатами и гимнастами, дрессировщиками диких зверей. Или каскадерами.
Можно ли воспитать смелость?
– Спорт помогает: достижение поставленных задач и многократное повторение одного и того же упражнения, приема уберегает от неожиданностей. А некоторые страхи преодолеть невозможно. Я так и не смог побороть страх перед змеями и крысами. Был случай, за который мне стыдно. В лесу у ног моего шестилетнего сына появилась змея. Я покрылся липким потом, несколько секунд не мог сдвинуться с места. Лишь потом, переборов страх, схватил сына и унес его с этого места. Мой отец совершенно этих тварей не боялся. Помню, как он однажды на моих глазах схватил змею за хвост и тряхнул так, что полностью ее обезвредил.
– Вас воспитывали в спартанском стиле?
– Мой отец прошел и финскую, и Великую Отечественную войну, на танке дошел до Берлина. Он был бесстрашным, но очень разумным человеком. Удивительно – ни разу не был ранен. Мама была санитаркой, вынесла более 40 раненых с поля боя. Я всегда чувствовал эту семейную героику. Отец мне старался доверять что-то серьезное, взрослое. Он, по профессии водитель, посадил меня в 14 лет за руль грузовика. Однажды я не сумел справиться с управлением, и грузовик покатился вниз. Страх был дикий. Отец был рядом, и он успел ручным тормозом остановить машину. Дал мне такую затрещину! Было обидно до слез. Главное — в тот день я понял, как важно иметь хладнокровность для принятия быстрых и смелых решений.
– Своих детей вы также воспитывали?
– Затрещины получали — за дело. Тогда был очень популярен доктор Спок, у которого основной принцип — приучать ребенка к самостоятельности, к свободе. Жена и теща этим усиленно пользовались, я же старался за всем проследить, проконтролировать. Если мама просто оставляла в реке детей плескаться, велев не заходить выше колена, то я учил плавать на глубине и всегда подстраховывал. И дочь, и сын очень многому научились в жизни. Я брал их на съемки; они занимались в киношколе «Кадр», делали кое-какие трюки в фильмах. В итоге и сын, и дочь остались не слишком благодарны мне за воспитание, считали, что я их слишком третирую.
– Как вы думаете, надо бороться со страхами, если они непреодолимы на физическом уровне?
– Некоторым людям – я знаю это по своим ученикам-каскадерам и по тем, кто прошел Афган, Чечню, – тяжело давалось преодоление страха. Это заканчивалось избыточным употреблением алкоголя или подсаживанием на наркотики. Мой ученик Саша Фролов, выполнив опасный трюк в фильме «Бой», оставил профессию каскадера. Каскадер Коля Сысоев несколько лет не мог забыть опасный трюк – когда он прокатился под колесами идущего поезда в фильме «Груз без маркировки». Сцена постоянно ему снилась в кошмарных снах. Поэтому и детей, если они чего-то очень боятся, нужно учить преодолевать страх с оглядкой, нельзя перегибать палку. Постоянная жажда экстрима – удел очень небольшой части населения нашей планеты, думаю, таких не более полпроцента.
– И все же когда человек в чем-то уверен, он умеет преодолеть страх…
– Преодоление страха тесно связано с нравственностью. Меня в детстве возмущали двоечники. Помню, как занимался с неуспевающим одноклассником Юрой Скотниковым. Математику объяснял и макаронами делился, что в голодные 50-е было щедрым угощением. На контрольной списать не дал. Сказал – давай сам, я же с тобой занимался! После урока двоечник подговорил дружков, и они вчетвером меня отдубасили, «пустили кровянку». Пришлось идти в секцию самбо. В следующей драке я сумел гораздо лучше постоять за себя. В молодости у меня кулаки чесались на воров, бандитов; я тоже с ними дрался. Общество, кстати, такую борьбу поддерживало. Чего не скажешь о сегодняшнем времени.
– Кто из актеров вас как постановщика трюков более всех удивил?
– Поразил подход к работе Михаила Боярского в съемках знаменитого фильма «Д`Артаньян и три мушкетера». Боярский настаивал на том, что должен все освоить сам. В 1978 году он не умел ни скакать на лошади, ни фехтовать. Полгода всему учился. Мы ездили в конноспортивную школу в Сестрорецк. Хлопотно. Зато гораздо интереснее потом было работать на съемках. Картинка становилась куда выразительнее, «вкуснее». Однажды Миша решил доказать себе и другим, что может прыгнуть с десятиметровой высоты. Риск серьезный. Поставив лестницу, начали каждый день упражняться, поднимаясь выше и выше. Боярский признавался: не соверши он этого прыжка, не вошел бы в нужное психологическое состояние.
– Сегодня существуют такие технологии, при которых не обязательно все делать живьем, – Photoshop, компьютерные эффекты. Ими пользуются?
– Конечно. И все же реально проделанные трюки опытный глаз всегда различит. Хотя порой важнее не опасный трюк сделать, а изменить ракурс съемки или по-новому освоить какие-то движения. Опасной «подсечке» лошади я предпочитал ее «завал». Всадник выводит лошадь из равновесия резким поворотом ее головы, и животное ложится на бок. Меньше травм, а воздействие на зрителя сильное. Недавно пересмотрел любимый с детства французский фильм «Три мушкетера» с Жераром Баррэ. Восхищавшие меня драки по двадцать ударов и защит шпагами сегодня показались избыточными. В нашем фильме я не давал разгуляться мушкетерам — ударов они наносили два-три, не больше.
– Режиссеры вам часто ставили невыполнимые задачи?
– Были трудновыполнимые. Помню, месяца три готовил сцену в картине Игоря Масленникова «Шерлок Холмс и доктор Ватсон»: схватку на краю скалы Холмса и профессора Мориарти. Василий Ливанов и Виктор Евграфов два месяца изнурительно репетировали. Надо было, чтобы сцена впечатляла. Благодаря различным технологиям, монтажу, у зрителя создавалось впечатление, что герои стоят на краю глубокой пропасти. На самом деле все происходило на холме, переходящем в пологий берег у реки.
– Одним из самых бесстрашных артистов в нашем кинематографе считается Владимир Высоцкий. доводилось с ним работать?
– Совсем немного. Мы снимались в кинокартине «Интервенция» в 1967 году. Эпизод – драка в ресторане. Высоцкий должен был держать оборону один против восьмерых, среди которых и я. Володя сказал, что делать все будет сам, так как он мастер спорта по гимнастике. Во время прыжка с балкона оперся на бутафорские перила, те сломались. Владимир потерял равновесие и приземлился на живот. На съемочной площадке ахнули! Он вполне мог что-то себе повредить! Секунду-две он лежал без движения, поднял голову, ухмыльнулся и встал. Потом каждый из нашей команды поочередно набегал на него, а он нас разбрасывал, ловко пользуясь хитрыми приемами. Все было по-настоящему.
Трудно ли было ставить трюки с детьми?
– Как раз нет. У детей снижен порог страха. И они больше тебе доверяют, чем взрослые. Знаменитый Федя Стуков у меня совершенно бесстрашно участвовал в потасовках в «Острове сокровищ», даже приходилось его ограничивать, чтобы не повредил себе чего-нибудь. Помню 10-летнего мальчика Диму, который бесстрашно стоял на крыше вагона движущегося поезда. Это неимоверно опасно — при такой тряске можно запросто съехать вниз — но мальчик с готовностью выполнял трюк. Конечно, он был на привязина веревке, которую зритель не видел. Однако в процессе тренировок было видно, что Дима очень смелый.

Похожие статьи
Комментарии:

Комментариев нет:

Отправить комментарий