четверг, 14 июня 2012 г.

Откровения каскадёра Ходюшина


С Толей Ходюшиным я познакомился в 1971 году по Выбогом,на съёмках фильма Семёна Арановича "Сломанная подкова". За семь лет работы в кино с А.Массарским,который и на этих съёмках отсутствовал по причине занятости на основной работе тренера по самбо, я слышал много упрёков,высказываемых режиссёрами в его адрес.Приводил он на съёмки разных,плохо подготовленных к трюкам,людей.Это могла быть и подруга Элла,и приятель Шулькин и нужный официант из Метрополя Вова Сергеев.Именно тогда я решил создать свою первую студию каскадёров-универсалов,для специальной поготовки к съёмкам.Толя Ходюшин работал тогда конюхом и тренером в Пушкинской школе верховой езды,куда я ездил по воскресениям заниматься в платной /2руб50 коп. в час/ группе у тренера-кавалериста Петрова.Позже,через год,когда Петров умер и Толя занял его место,он и предложил наши конные тренировки проводить по воскресениям у него в школе.Мы уезжали в поля,совершенствовали умение сидеть в седле,рубиться на шашках,падать на галопе с коней.Занимались акробатикой,вольтижировкой,драками и фехтованием.Каждый спортсмен вносил свою лепту знаний,обучались друг у друга,примеряли это к кино.Какое упражнение может стать эффектным трюком.Потом А.Массарский,приписал эти тренировки себе и стал говорить о том,что он воспитатель бесстрашных каскадёров.Потом и Толя Ходюшин захотел стать во главе  команды каскадёров и начал подтягивать своих людей - Игоря Лонского,Валеру Зайцева,Вадима Медведева,Володю Хиенкина,Олега Корытина. Потом меня "кинул" и Коля Сысоев,Саша Филатов,Олег Василюк и мне пришлось набирать людей во вторую студию -без А.Массарского и А.Ходюшина.Это было после съёмок "Стрелы Робин Гуда" в 1975 году,где мы ещё работали вместе под формальным началом А.Массарского.



Первое интервью Анатолия Ходюшина,где он справедливо называет меня теоретиком/т.е. основоположником теории и практики трюковой подготовки каскадёров/.Уж практиком то я был бесспорным,потому как первый сделал трюк -падение с лошади на галопе на тренировках в Пушкине.А ,вообще,первый раз я навернулся в Махачкале в 1968 на БЕЛОМ СОЛНЦЕ ПУСТЫНИ под руководством Петра Тимофеева.Там я дублировал Каху Кавсадзе /Абдуллу/ на лошади и при падении с нефтяного хранилища.
Все фотографии делал я с целью создать учебник трюковой подготовки.Уже тогда ,с 1971 года я ходил на занятия к Ивану Эдмундовичу Коху по сценическому движению, с 1973 начал работать преподавателем трюковой подготовки актёров в Театральном институте на курсе чечено-ингушской студии профессора,народного артиста СССР  Василия Васильевича Меркурьева и Ирины Всеволодовны Мейерхольд /дочери В.Э.Мейерхольд/ , в 1974 поступил в аспирантуру Леннинградского НИИ Физической  Культуры и в 1977 был распределён в штат ЛГИТМиК. Тренировки в студии каскадёров проводил я по своей методике универсального каскадёра - акробата,бойца,фехтовальщика,конника,автомобилиста, ныряльщика, огнеборца и ,конечно, человека падающего со всего и на всё.

Не стоит и говорить, что умение падать - основное упражнение каскадёра. Школа падений  для самостраховки существовала во всех видах спорта,но ей уделяли мало внимания. А каскадёр должен быть обучен падениям и кульбитам в высшей степени хорошо.
Первые мои ученики Тля Ходюшин,Володя Хиенкин, Юра Верёвкин имели очень слабую спортивную подготовку в конном троебории, пару раз получили по носу в ринге,записавшись в секцию бокса, а падали с табуретки ,теряя сознание от страха. Двое других,самбисты Володя Шаварин и Володя Багиров группироваться при падении умели достаточно хорошо,но в кино это выглядело очень по спортивному. Вот я с Лёней Орешкиным, мастером спорта по прыжкам в воду с трамплина разработал сиситему различных способов падений в различных условиях и с разной высоты, подводящие и подготовительные упражнения к ним, а также приспособления, смягчающие травмоопасность при падениях.
Наиболее опасным с точки зрения травмотологов, было падение с лошади на бок и на спину.Причём на скорости падение было менее опасным.Падение с лошади после её подсечки  при помощи тяговых  жгутов /штрабатов по немецки/ /кувырка/ при правильном выполнении с выходом на ноги было безопасным.Опасность таилась в том, когда всадник,потеряв равновесие не выйдет на ноги, а останется под кувыркающейся лошадью /да ещё не освободиться от стремени/.Но это высшая степень не профессионализма. Первое такое падение у А.Ходюшина получилось случайно,когда возле пруда у Шапели зимой передние ноги его лошади Исфаны попали в ямку и она совершила кувырок на галопе выкинув катапультой своего крупа Толю Ходюшина далеко в снег. После этого он поверил в безопасность этого трюкового упражнения и начал его отрабатывать. Сначала потягивая жгутами передние ноги стоящей лошади и награждая её морковкой за хорошее поведение, а потом и в движении разными аллюрами. Я подстраховывал и фотографировал фазу упражнения для последующего анализа ошибок. Падение с лошади кувырком назад через круп с приходом на ноги и последующим кувырком очень эффекто для киносъёмок и довольно безопасно. Падение с лошади после её завала / выводом её из равновесия при помощи повода/ с последующим откатом через выставленную опорную ногу,освобождённую от стремени не таит какой либо серьёзной травмоопасности. Наиболее опасно падение после завала лошади со свечи и на галопе. Хотя и то  и другое падение ,правильно выполненное, завершается из той же фазы ,в которой лошадь оказывается уже стоящей на четырёх ногах. Для лошади это наименее травмоопасное падение, а для киносъёмок убитой од всадником лошади, наиболее эффектное. Мною была тщательно пороработана биомеханика этих трюковых упражнений,подвддящих и подготовительных к ним упражнений и методика их тренипровки в полевых условиях. Толя Ходюшин овладел довольно прилично выполнением падения с завалом лошади со свечи.Но не овладел выполнением этого упражнения на галопе. Падение с подсечкой лошади на галопе прилично он сделал только один раз на "Стрелах Робин Гуда" , а на "Трёх мушкетёрах" и "Голове горгоны" он сделал этот трюк на грани смертельной опасности. Наиболее успешно освоил этот трюк ,пришедший в 1975 году самбист Николай Сысоев и конник Александр Филатов. Но кто их научил этим трюкам они забыли. Или врут из вредности. Мы с Юрой Верёвкиным выполнили этот трюк на фильме "Миссия в Кабул" в 1970 году. Падение с завалом лошади первй раз мы выполнили на сёъмках фильма "Три толстяка" в 1965 году.  Обучение этим трюкам я прошёл у Петра Тимофеева и его учеников В.Токменина,Е.Богородского,В.Горчакова во время съёмок фильма "Белое солнце пустныни " в Махачкале в 1968 году.Мне пришлось там дублировать в некоторых сценах проскачек Кахи Кавсадзе /Абдулла/, который на лошади сидел плохо. К сожалению, вовремя съёмок погиб солдат из кавалерийского полка, который упал с лошади,не высвободив ногу из стремени и получил смертельный удар в голову копытом. Но дело замяли, как и гибель офицера на съёмках фильма "САЛАМАНДРА" в 1982 году,когда с горящего корабля прыгали лошади и люди.


http://vaschilinnik.blogspot.ru


























































 Николай Ващилин страхует Анатолия Ходюшина при выполнении завала лошади.1972.Снимает мой друг Лёня Богданов /великий мастер фотографии/.
 Владимир Багиров готовится выполнить трюк - завал всадника с лошадью.Детвору в парке было трудно отогнать от наших тренировок.
 Анатолий Ходюшин выполняет трюк - "остаться на ветвях на галопе".Снимает на фото Николай Ващилин.1972

 Анатолий Ходюшин выполняет кавалеристский  трюк "спрятаться за лошадью".

 Владимир Хиенкин выпоняет упражнение - "достать шашку".













Запись телефонного разговора Николая Ващилина с Анатолием Ходюшиным в январе 2009 года

Ходюшин: -  Пестов меня спрашивает, а что он сделал?, туда-сюда, была такая ситуация где-то год назад...а я ему говорю, это такой очень известный каскадёр, так скажем, я ему говорю, в нашей компании он был главный...
Ты знаешь, Коля Ващилин вот, я у Коли очень многому научился...ты можешь его считать...я к тебе ,Коля, вообще очень тепло отношусь,понимаешь вот, я у тебя вообще очень многому научился, я ничего не понимал тогда, умел хорошо ездить на коне тогда,скажем, а ты уже был опытным в кино и ты мне говорил смысл трюков, надо делать, не надо делать, какие трюки и так далее. И я как бы это впитал всё, понимаешь. И я тебя считаю тебя вот например одним из своих учителей, понимаешь, и я могу заявить об этом с высокой трибуны, понимаешь. А Александр Самойлович вот, я в двух словах тебе, понимаешь, это вот книжка про человека, который приехал...в Питер..
Ващилин : - ..ты её прочитал всю?
Х.- я прочитал всю, это книжка про еврейского мальчика из местечка, понимаешь, местечкового, который сделал себе блестящую карьеру по головам, если он такой же зубной техник, как вот каскадёр (смех) ...дальше можно не говорить...вот...мои отношения с ним в кино и вообще всё, что происходило тогда в кино это просто ужас вообще, я вот так вспоминаю...
В.- это правда, так я в принципе, кстати говоря, и ему это говорил и тренироваться для этого начал, потому что на моих глазах..тебя ещё не было, на моих глазах очень серьёзно покалечились несколько моих вот товарищей борцов
Х.- я видел это в кино, как они калечились, вот фильм "Даурия" например
В.- да, я там сделал кадр, когда он падает со второго этажа просто на пол
Х.- да да да, у меня вот просто вчера мы сидели "Даурию" смотрели, она у меня на видике есть, понимаешь. я ребятам сказал отличные трюки, ребята были отчаянные, страховки никакой ,да....А.С. как бы в мою жизнь не вошёл....я тебе ещё раз повторю, это парень из местечка, который сделал себе блестящую карьеру...ты же знаешь...я последнее тебе скажу, ты же знаешь откуда все эти фотографии, зачем они, а за этими фотографиями пустота и ничего не стоит, понимаешь..он с этим сфотографирован, он с Капеляном, он с Джигарханяном, куча машин там, за этим ведь ничего не стоит, враньё просто, враньё ...и поэтому нам с тобой, мы же русские люди, понимаешь, по большому счёту, великороссы. В России всегда очень отрицательно относились к вранью, вот, как бы слово чести . Порядочность это всегда было на высо.....
Х.- вот это наш фильм, когда мы немножко вместе работали, этот фильм начался с конфликта, когда еврей Генин, режиссёр подошёл к Массарскому при мне и сказал -вот этот парень все трюки здесь поставил. А М. сказал, ну ничего, всё нормально...а потом началось, меня начали прессовать, последнее ..это ко мне подошла Крючкова как-то и говорит, слушай, он тебя ненавидит, он против тебя, затеял тяжбу, что ты где-то лошадей убиваешь, ещё что-то, там публиковали где-то, всё помнишь? т.е. страшный человек для меня. Поэтому я Диме Шулькину сказал, что скажи и передай ему мои извинения за то, что я участвовал в писанине против него, был молодой и глупый, вот..чтобы старика не обижать, понимаешь?
В.- да, ты правильно говоришь. Собственно, ты заметил, что он обо мне нигде слова в своей книге не сказал?
Х. - Вот я тебе хотел сказать..мне Пестов(?) позвонил, я ему сказал - вы с Димкой Шулькиным были его правой рукой, вот, просто его подпирали, иначе его бы не было вообще, он говорит да поставил Массарский был постановщиком - номинально, а он приехал со съезда, оттуда, Пестов, звонит мне два дня назад,- он был постановщиком номинально, он говорит, а вы всё делали, он же вас там краем, просто, а он гений, он всё сделал, у него болезнь это, но это не у него одного
В. - Да, вот я и хотел тебе сказать, что в принципе, я вот на пример, ну не то чтобы ..я спокойно к этому отношусь, я к этому отношусь так же как к тому, что на ринге против меня выходит партнёр ..б.... и бьёт тебя противно, бьёт в морду, потому что нельзя же сказать..ой ё..... что ты меня в нос бьёшь. так больно, это только я тебя должен в нос бить, понимаешь? Я к этому нормально отношусь, другое дело, что когда тебе связывают руки, например, вот Массарский удивился, что как это и стал считать меня предателем, когда я сказал, что в спорте завязываю, не буду выступать бороться больше, а я ухожу в кино. - Как ты! Я там главный! И это как раз удивляет, давайте драться вместе, спортивно, так сказать, ну короче говоря, конкурировать!
Х.- Да, он испугался. Ты был на три головы выше его, теоретическая база у тебя намного была ярче. Он же в кино ничего не понимал. А ты как бы уже вник в это во всё, очень тонко...и я как бы слушал тебя, с ним у меня ничего как бы, вот и обидно, что у тебя что-то не сложилось, у меня не сложилось. У меня знаешь сколько? Всего 50 картин, всего 50..понимаешь?
В.- Ну и у меня почти что так же..
Х.- Вот и у тебя где - то так же, а у людей по 300...он душил просто как мог...у меня была одна картина в год, я помню....ладно это не телефонный разговор как бы..я думал ты как - то иначе относишься к этому, я хотел выразить тебе свою точку зрения на это
В. - Нет, я отношусь у этому так же, другое дело, что к старости...в зрелом возрасте я начал к этому относиться, к существованию таких....
Х. - С терпением, скажем...
В. - Да! Вот именно это слово - терпение. Оно есть. Это хорошо.К сожалению оказалось так, что, понимаешь, у меня очень много, так сказать, оказалось врагов, которые были, которых я допускал друзьями и они были у меня за спиной. Это было плохо.
Х. - это плохо, да, конечно.
В. - Потому, что такие как Массарский, и это очень хорошо, я ему в этом смысле по-хорошему завидую, он умеет создать вот эту компанию, которая на него работает. Я не то, что не создал компанию, которая на меня работает, наоборот мне нож всё в спину всаживали. Те , кому я старался помочь и так далее, то есть, понимаешь, как бы...того же Колю Сысоева...ё....я его же нашёл, он сидел там, скучал....летом я приехал тогда гимнаста искать на этого, чтоб прыгать с колокольни, Массарский меня послал, и я там подёргался-подёргался, поискал, смотрю ..на тренировку пришёл бороться, а Коля там сидит, я его начал бросать, а он, смотрю, падает и как-то на ноги приходит. Я говорю, Коля, ё...что ты такой не падучий? - А я акробатикой занимался и гимнастикой. - Так поехали, там в кино, ты можешь со второго этажа упасть? - Легко. - И тогда ты помнишь он и с коня упал, и то ..и загорелся этим...и хорошо, так я же его, что называется, и тянул, и втягивал...
Х. - И Гену Маккоева ты привёл, смотри вот, если бы ты Гену Маккоева не привёл, у него уже карьера, понимаешь, его и в кино снимают вовсю.
В. - Да-да, это-то хорошо, Слава Богу! Другое дело,чтобы они, условно говоря, не обсирали тебя и подавали тебе руку, понимаешь,..может помочь, так сказать, никто из моих учеников, а я их сделал не мало, никто ещё не предложил,там, Коля, давай, может старенький ты или нет, давай там поснимай, постой, подстрахуй кого-то, денежку заработаешь......никто, ни один раз..а я-то хлеб дал не одному человеку и ты говоришь...Гена Маккоев...
Х. - А я это помню хорошо, как ты его привёл. Это твой тоже, а он идёт вот по головам тоже....
В. - А Женю Топорова помнишь ты?
Х. - Помню, но Женю что вспоминать, он там отработал три картины, потом куда-то пропал, его убили в Швеции, знаешь, да?
В. - Я знаю всё, но Женя другое дела, женя как бы поехал, я привёз его на три мушкетёра и, если ты помнишь, он испугался там прыгнуть, когда засада Арамиса была и я хотел, чтобы с ветки дерева он прыгнул, когда кони скачут, мимо всадника прыжок сделал ...и он не прызнул, потом мне - я испугался, мне страшно стало. Я говорю, ещё даже не поэтому, он мне начал рассказывать, что он там рэкетом занимается и так далее. Я его отправил домой, выгнал, собственно говоря. Говорю - Женя, ты давай или бросай и приходи тренироваться, или....и он пошёл к Массарскому. Массарский его взял и он у него работал несколько картин. Более того, когда вот я во Францию собрался поехать, в этой анонимке, которую мне прислали в КГБ главная такая была "сопля" там была..
Х. - Привел бандитов...
В. - это то, что я вообще организовал эту бандитскую шайку
Х. - ничего себе, Саша там и пишет, что появились мастере спорта, которые оказались бандитами. Я сразу начал думать, а про кого же он пишет..я вроде не приводил мастеров спорта
В. - а второй с Женей Топоровым был такой Костя Яковлев
Х. - я не помню, Женьку помню..
В. - да, он такой тихенький был, щас его тоже убили, это известный Костя Могила
Х. - ааа, ничего себе, Костя Могила, я слышал..я кстати читал книгу, эти бандитские
В. - да, там пишут, что они каскадёры, оба
Х. - ему 80 лет, он так ничего и не понял
В. - ну я-то, кстати говоря, кгбшники тогда спрашивали. Женя уже сидел и они спрашивали. Вот этот паренёк Коля Ващилин, это ваш руководитель? А Женя говорит, вы знаете это человек, который хотел спасти меня и наставить на путь истинный. И у них обломилось это дело, понимаешь, в то время-то они могли меня посадить просто, потому что, если я руководитель банды, банда уже сидит, это групповое дело и пошли по этапу
Х. - Массарский мог меня два раза посадить, не за что, понимаешь, они на меня написали Багиров тогда по оружию что-то там, пришли менты нормальные, это, говорят, у тебя там ясно, чужими руками ,Багиров(?) сказал ты оружием торгуешь..это ладно, они меня отпустили без вопросов. И когда вот дело было в прокуратуре транспортной..штраф...Василюк ворует ремни, а я их продаю, понимаешь. Тогда дефицит был на них, помнишь. А менты сказали всем ездить с ремнями, а ремней нет. И тут появились у Василюка.
В. - Василюка и попросили достать.
Х. - Да, а потом мы по делу идём. Меня вызывают в прокуратуру - Василюк ворует, ты продаёшь. Вот здорово как. Массар сказал я вас с дерьмом смешаю. Понимаешь. Труффальдино, первый съёмочный день, его выгоняют, а меня ловят в коридоре студии и говорят ну-ка зайди в группу. Вот, и пошло-поехало, понимаешь. А он был приказом назначен в студии. Вот такие дела.
В. - Понимаешь, меня удивляют несколько вещей в этих вопросах, во первых. что такая борьба всё-таки идёт, не конкурентная, не правильная, а такие вот подлые записки, а потом удивляет, что когда я начинаю использовать такие же методы против них, то... они как обижаются! Ну, например, тот же Массарский, когда были моменты, что режиссёры передавали ему, что Николай Ващилин работает на фильме и так плохо о вас отзывается, типа он на вас напраслину говорит. Я ему говорю, я про вас такие вещи не говорил, но в принципе, если б я сказал, что вы делаете это плохо, что вы обижаетесь, если вы про меня говорите так же? А ты кстати не в курсе, у тебя информации нет, кто это написал про Женю Топорова?Х. – Я только про Топорова знаешь что знаю? Я не помню кто сказал, там надо память напрягать, его нашли в картотеке милиционеры, понимаешь, пришли на студию, взяли в картотеке, фотографию там нашли, кому-то показали и его опознали, то есть....это единственное, что я знаю. Кто там писал....
В. - Я имею в виду, кто писал на меня анонимку.
Х. - А, на тебя. честно тебе скажу, Коля, не знаю, но, ты понимаешь, у нас анонимщики были Корытин,...., Филатов
В - Ну да, я -то и думаю, что это Корытин и.... написали, тем более что там очень прослеживается смерть этого Боброва, потому что он-то сам кгбэшник
Х. - да, я этого не знал
В. - Бобров кгбэшник. Он даже Путина устроил в КГБ, он был зав. кафедрой физвоспитания в университете, а это всегда кгбэшная такая должность, это я знаю просто. И как раз в это время учился и Корытин, и Путин, и у него они кормились, что называется, окормлялись, понимаешь...
Х. - Человек, который писал доносы, я это точно знаю, мне режиссёр сказал со студии им. Горького, а он говорит на тебя написал, на меня, он у тебя занимался борьбой. он такой маленький, Костик Ищук(?)
В. - да-да-да
Х. - К.И., ко мне режиссёр подошёл и сказал, Костя Ищук написал, я говорю, ну всё понятно,вот. Такая история. Они написали, что я хочу через брак, через картину уехать..ну это вот, что на тебя писали, что на меня...одно и то же.
В. - Да. так на всех одно и то же писали.
Х. - да, то есть у всех похоже было, убрать конкурентов, что я собираюсь через брак уехать в Америку, тогда строго относились к этому очень. Меня с картины сразу турнули, это Пётр I картина, многосерийка чья-то, итальянская что ли
В. - я на ней отработал, ты что, я её , собственно, и захватил
Х. - она на Горького была
В. - да, у меня договор вот лежит, что я главный постановщик..
Х. - а, я не знал
В - и я там всё делал, а пришлось бороться, собственно, меня тогда, Андрон Кончаловский был тогда в Америке и он им порекомендовал меня туда взять. Приехали и начали со мной заключать договора и так далее, а эти Кищуки, не смотря на то, что они меня ...на Сысоева, начали бегать и говорить, что я мудак, ничего не умею делать, у меня там, и...на лошадях не умею ездить и вообще всё.
Х. - Коля. а Коля...
В. - и я тогда привёл Усена Кудайбергенова, а у него уже ролики  были хорошие и команда его приехала из Киргизии, посмотрели эти ролики, говорят ё...как это на вас льют такое говно, если у вас такое хорошее кино? Я там отработал постановщиком, Полтавскую битву поставил.
Х. - мне этот режиссёр второй сказал, на вас написали донос, на тебя. ещё на кого-то там, на актрису какую-то,и режиссёр-постановщик сказал их не брать из-за того, что они доносы пишут, взяли Усена. И я тебе хотел ещё одну вещь сказать, которую я понял, прожив эту жизнь, что представляешь, что самое страшное? Массарский действовал методами, которыми после него стали действовать, научившись у него все эти: Корытин, Василюк, Кищук, вот эти все, понимаешь,да? Они взяли у него, раз он так действовал, значит можно и начали вот на всех просто лить дерьмо, понимаешь, о чём я говорю?
В. - они сами такие были
Х. - они да, но он им дал методику вот эту вот, что страшно, он это делал, они это видели и его методика пошла такая, убрать конкурента любым способом. Вот, анонимка-анонимка, был один каскадёр, с которым я был знаком, он врач. уехал в Финляндию. Он говорит. ты знаешь, я на тебя писал анонимки, я говорю. а кто тебя просил? Он сказал-Корытин, и Корытин сказал такую фразу, сейчас мы не можем подписываться, сейчас время анонимок, Серёжа его звали. Он был может быть даже у тебя в школе каскадёров, занимался там , он про тебя, про Верёвкина вспоминал. Звали Серёжа, фамилию не помню,русская фамилия, а сам он наполовину еврей. В Финляндию уехал, он в Гатчине у меня. А ты когда в Гатчину приезжал, он там у меня ...или расстались мы уже, он там у меня работал
В. - Это дети дьявола
Х. - Не школа каскадёров, а школа вот таких вот..
В. - Да, это дети дьявола, И поскольку есть Бог, то обязательно должен быть и сатана.
Х. - Я согласен с тобой, мне очень жаль, искренно тебе скажу, жаль, что фамилия моя в этой книжке, он там написал, что каскадёр  Филатов
В. - Кстати говоря, а ты помнишь, что это мы с Филатовым делали эту...как она называется...
Х - Турнир?
В. - Турнир, да
Х. - Да я уже эту картину и не вспоминаю.
В. - Нет, просто в принципе, он просто это придумал, я его спросил, Александр Самуилович, а вы не помните? Хотя как вы можете помнить, когда вас не было, вы по магазинам в Риге ходили...а это так и есть, так и было, он поехал в Ригу по магазинам шататься..
Х. - Коля, ну ситуация такая, ты был за него постановщиком там, понимаешь?Это как я Шулькину(?) сказал, вы его подпирали, он про вас ничего не написал! А вы его создали в кино, человека, потому что, если бы не было хорошей работы от вас, то бы и не было его, Массарского.
В. - Хотя ты понимаешь, Анатолий, я всегда профессию, которой он занимался, очень сильно уважал! Поэтому я на него смотрел, что это за профессия? Профессия собрать людей, бригадир.
Х. - Ну администрировать, это он умеет, конечно.
В. - Да! Бригадир, это знаешь даже не то, что умеет не умеет, вот когда я сам на себя это взвалил, во-первых я с людьми даже стесняюсь разговаривать, типа-поехали! А тут со мной так получалось, что не соглашались никуда ехать или я не тех людей спрашивал. То есть потом, понимаешь, ответственность за то, приедут нужное количество людей не приедут, потом как себя вести перед режиссёром..вот ему "плюй в глаза-всё Божья роса".....понимаешь, он пообещал 20 человек, привез 10, режиссёр - б... как же так, он - эти у меня за 20 сойдут, откуда такие слова?! У меня ни разу такого прокола не было, вот тогда Кончаловскому, когда мы поехали на Сибириаду, я, так сказать, просто пришёл, покраснел, он говорит, ну, бывает, я перенесу съёмки, не ссы, я от тебя не отказываюсь.
Х. - А ты меня вызывал на Сибириаду?
В. - Да! Ну это буквально в первый день съёмочный. Я вот во всяком случае не помню лично про тебя.Но всех ребят звал.
Х. - Не, меня не вызывал. Я бы поехал с удовольствием.
В. - Я вызывал тогда, в первый съёмочный день мне нужен был только высотник , Коля Сысоев.
Х. - Покрамович,  я знаю, у тебя там работал.
В. - Мне нужен был высотник  и я позвал Колю Сысоева. Там надо было с сосны на сосну, там дерева два стоят рядом, с верхушки на верхушку перепрыгнуть  со страховочкой, там всё это было, то есть Коля не поехал - "я тебе не буду делать имя своими костями!...ё..."
Х. - Глупый был вообще до предела Коля.
В. - Так-то, тем не менее, Коля делал много хорошего.
Х. - Нет, но он как каскадёр так классный, конечно. Нет проблем, но...он хорошо, что извинился, знаешь, хотя бы. Он же про меня там всякое плёл, а потом всё-таки извинился лично и в книжке извинился, я ему за это бл....хотя бы человек понял, знаешь, вырос и понял. У меня тут недавно был ученичок один, он мне говорит, а чему я тут у вас научился? Ну, конечно, я тебе показал, как ногу в стремя ставить, я тебе показал, как на коне стоять на галопе, говорю многие своих учителей, говорю, но это не беда, подрастёшь - поймёшь! Я посадил его на коня, поджигитовал у меня, в кино со мной поработал, а сейчас он работает у Севастьянихина. Ничего парень-то Севастьянихин?
В. - Да, нормальный, хороший.
Х. - Можно с ним разговаривать?Я тебе знаешь что хотел сказать, Коль, мне позвонил человек, в среду на студии собрание по поводу создания профсоюзов, это я тебе такую информацию даю. По-моему в 12. и Гена Макоев похоже там заправляет. И там будет заруба такая, как дальше жить. Если б, конечно, ты пришёл и высказал своё мнение, было бы не плохо, если время есть, конечно. Они меня зазывают там послушать и если что, сказать слово.
В. - Они меня не зовут, поэтому ходить без приглашения , мне это уже не нужно. Но вообще это в принципе это хамство. Все кто там есть, 90% это просто из-под меня вышли, как говорится. Потому, что как ты помнишь, никто этим не занимался. Всегда наши тренировки в Пушкине, с подачи того же Массарского, который. кстати говоря, я на него работал тогда, вас организовал и начал эти тренировки, а он тогда Кодинцеву,/староста секции самбо/ ещё...б...Ващилин говном каким-то занимается, что-то там затеял, т.е. ему это уже было поперёк горла и он тогда уже в милицию сообщал, что мы собираемся и занимаемся бандитизмом, подготовкой бандитов.
Х. - Ну вот мы собирались в Пушкине тогда, ты тренировки в зале проводил, я приходил на Опочинина и ещё где-то там.
В. - Да, и всё время это висело...если бы у меня не было, собственно говоря, такой отмазки, так сказать, по органам. Потому что у меня такая серьёзная отмазка по органам там
Х. - Друзья.
В. - Не друзья,Кринский там ещё кто-то...я для них не каскадёр...хотя если подумать, что я в 17 лет стал Мастером спорта, чемпионом страны советов СССР  по молодёжи, три раза.
Х. - Они, придурки не понимают, на чьих плечах стоят, то есть вот это вот, все же вышли из какой-то школы, все у кого-то учились, понимаешь.Гонор выше крыши, а где он родился, кто папа, кто мама, "чти отца своего" в Библии, уважай. как говорится. Да, там у меня с тобой какие-то чисто технические. творческие распри-разногласия, но я не могу отрицать, могу сказать, что я по сцендвижению, по дракам, вообще по движению в кино, по пониманию, что такое камера в кино, нужен трюк не нужен, чтобы трюк не был бредовым, чтобы он вписался в картину, я учился, растопырив уши, слушал у тебя и немножко что-то у Чернозёмова. Но он больше театральный человек, конечно.
В. - Меня поэтому и взяли в театральный институт. чтобы я этим занимался.
Х. - Он был театральный такой. а ты был киношник уже такой опытный. Я же, видишь, по лошадям исполнял, я же рано в кино начал работать, тоже где-то в 16 лет, до армии ещё, приглашали скакать, дурака валять, это была пустая работа, а потом начали учиться, действительно, делать трюки, то-сё, там двигаться. Я впервые от тебя услышал то, что каскадёр - это искусство движения, эта формулировка - она мне запала сразу, смотри какая формулировка глубокая, я - то не просто там пролетел 2 секунды по кадру, а человек. который должен суметь сыграть роль, двигаться в кадре, пятое-десятое. Вот, я стал понимать что к чему, как готовить актёров.
В. - Потом, очень много же таких приёмов. Тогда я , действительно, придумывал, которые не требовали, условно говоря, особенного риска, а эффектно смотрелись. Вот ты Даурию сейчас вспомнил, я вспомнил, что я придумал  у  Трегубовича , что с высокой скалы там падает всадник.
Х. - Конь, да, падает, да-да.
В. - Вот, всадник-это чучело. Чучело из сена, но так снято, такими двумя планами. Просто начинается движение под откос, это всадник, а потом снизу летит конь, и чучело, которое за эти секунды просто не успеешь разглядеть
Х. - С лодки снимали?Снизу? Понятно.
В. -  В Сибириаде .На берегу. Таких приёмов, которые.... тоже это было придумано, потом Андрон Кончаловский в Америке сделал этот Поезд - беглец, мы там тоже много спорили...
Х. - Я тебе скажу одну вещь, они все похожи друг на друга, как бы, извини детское выражение, слизывают друг с друга, а у тебя немножко другой подход к этому, ты не похож ни на кого, скажем, вот я это могу отличить со стороны. Они же все: Сысоев, Корытин - они все друг другу подражают, всё одно и то же.
В. - Да, это есть, одно и то же.
Х. - Важен подход к этому. Иногда, извини, Коля, это не нужно и режиссёрам. Вот так посмотришь на них, сделаешь что-то хорошее, а им это и не надо. Как я вот на это Возвращение мушкетёров-то попал, так он даже с Балоном там разругался, они были друзья-не разлей вода, два Юрия, и Балона даже в титрах нет, представляешь?
В. - Да... но они тщеславные люди.
Х. - Он разругался в пух и прах с Балоном, это мне рассказал Пестов, он его видел на этом Союзе, ты не ездил? Говорит Никиту выбрали, ну и хорошо, больше некого... Ладно, пока.


Видимо под давлением ОПГ  Корытина О.Н. и Иншакова А.И. крышующих в стране искусство и спорт, Ходюшин поменял свою точку зрения и понёс ложь и околесицу в прессе.






 
вторник, 20 сентября 2011 г.

Улыбнитесь каскадеpы, пусть неведом будет нашим душам страх

Высокие технологии в кино сегодня творят чудеса. Индустрия визуальных эффектов поднята на уровень, когда любой трюк можно создать, не отходя от компьютера. Означает ли это, что профессию каскадера пора отправлять на склад устаревших ремесел? «Нет, -утверждает известный российский постановщик трюков, а в прошлом каскадер Дмитрий Шулькин. -Работа вживую еще долго будет обходиться дешевле цифровых технологий». Так что молодые и здоровые, спортивные и рисковые по-прежнему готовы прыгать с небоскребов, переворачивать автомобили и гореть синим пламенем, обеспечивая себе хлеб, а нам - зрелище.
- Есть ряд актеров, которые отвергают дублеров и стремятся исполнять трюки сами. Как вы к этому относитесь, Дмитрий Лазаревич?
- Отрицательно. Да, некоторые актеры обладают великолепными физическими данными. Таким был Саша Абдулов, с которым я работал в ряде фильмов. Но для актеров характерно одно качество: они вживаются в роль и совершенно теряют связь с реальностью. Это замечательно для игры - и очень плохо для трюка, требующего холодного ума, абсолютного самообладания и трезвого расчета. Помню, работал я на фильме «Интерны» - отношения к современному сериалу не имеет, речь шла об интернате для умственно отсталых детей. Роль директрисы исполняла актриса старой закалки, при Сталине еще сидела. По сценарию ей надо было лезть на крышу, ловить интернатовцев. Ассистенты раздобыли какую-то жуткую лестницу. Я должен был страховать. Мы с ней забрались метров на шесть - запросто убиться можно. Звучит команда «мотор!». Актриса начинает резко двигаться, лестница угрожающе трещит. Уклоняясь, чтобы не попасть в кадр, пытаюсь женщину придержать. А она давай отбиваться! Шепчу: «Прекратите, мы же сейчас грохнемся...» И вижу по отсутствующему взгляду, что она не слышит - она в образе.
Абдулов в аналогичном состоянии получил серьезную травму. 1993 год, шли съемки картины «Над темной водой». По роли он должен был бежать по коридору, из-за двери выскакивал человек, и Саша наносил ему удар. Не знаю, почему Володя Севастинихин, выскочив, выставил колено. Возможно, это получилось рефлекторно. Будь на месте Абдулова профессиональный каскадер, уверен, он бы успел среагировать. А Саша, войдя в образ, пребывал уже в состоянии одержимости. Ничего не соображая, он продолжал мчаться и со всего размаха ударился о колено солнечным сплетением. Мы его долго откачивали. Через месяц я Сашу встретил: «Как ты?» «Плохо, говорит, - в полости скопилась жидкость, пришлось делать операцию». После этого Абдулов начал болеть. Хотя трюки по-прежнему предпочитал выполнять сам. Мое мнение: эта травма в конце концов его и доконала. Очень жаль: и актером он был великим, и человеком - замечательным.
- Первый свой трюк в кино помните?
- В кино меня привел Борис Довлатов, сводный брат писателя Сергея Довлатова. Снимался фильм «Даурия» - о первых годах революции, и Боря был там вторым режиссером. Для съемок потребовался старинный автомобиль. На «Ленфильме» такой имелся - открытый «торпеда-митчелл» с откидным верхом и деревянным каркасом, но не на ходу и в ужасном состоянии. Боря попросил меня восстановить машину. Так что мой первый «трюк» был сугубо технического свойства. Вскоре мы уже делали пробные поездки по городу. В одну из них Борис захватил брата. Огромный Сергей сел в машину, и та жалобно заскрипела. Старинное авто на ленинградских дорогах в 1971 году вводило народ в ступор. Люди останавливались на улицах, высовывались в форточки троллейбусов, кричали почему-то: «Это машина Ленина!» Слегка поддатый Сергей Довлатов раздраженно рявкал: «Какого на хрен Ленина!»... «Даурию» Борис не завершил - его посадили. В экспедиции в Иркутске выпивали, и как всегда не хватило. Борис сел за руль, погнал в магазин, по дороге сбил пьяного военного насмерть. Несчастье усугублялось тем, что это был сын командующего округом. Сергей Довлатов описал потом все подробно в повести «Наши»... Кино - такая зараза, затягивает страшно. И я как-то незаметно перебрался в следующую картину, «Гонщики», где на съемках чуть не погиб Олег Янковский. Я там всех их учил водить - и Олега, и Ларису Лужину, отвечал за механику и уже выполнял кое-какие автомобильные трюки. Но ситуацию, которая едва не завершилась фатально, предусмотреть было невозможно. Снимался простой эпизод: Янковский и актер Николай Ферапонтов едут в машине, ведут диалог. Чтобы съемка была возможной, я снял в «москвиче» заднее стекло. В багажник сели трое: оператор и два ассистента. А на заднее сиденье мы поставили огромный аккумулятор от танка, чтобы отсвечивал, потому что пленка в те времена была очень плохая. Милиция по нашей просьбе перекрыла дорогу. Ну так это же Гудаута! Откуда-то просочился автобус, выскочил внезапно на дорогу и поехал, как все в Абхазии ездят - с огромной скоростью, по встречной полосе. Коля резко вывернул руль, «москвич» подбросило, и он перевернулся. Три человека из багажника вылетели, как тряпичные куклы, и шлепнулись на асфальт. Машина ушла в кювет вверх колесами. И - молчание. Мы подъезжаем и с ужасом слышим, как стрекочут кузнечики, а от людей - ни звука. И в этой зловещей тишине кто-то говорит: «Все. Янковский погиб. Придется переснимать картину». Тут раздается мат-перемат, из оконного проема вываливается Олег и тащит за собой Колю. Просто чудо, что танковый аккумулятор их не раздавил! Но зато облил кислотой - спортивные костюмы на обоих расползлись в клочья.
- Хорошо, что машина не загорелась и не взорвалась!
- Это киношное заблуждение, что загоревшаяся машина непременно взрывается. Фикция на экране для максимальной зрелищности. Машины крайне редко взрываются при пожаре: ну разве только если бензобак совсем пустой или в нем бензина на донышке. Тогда пары могут накопиться и рвануть. Ну а если бензобак полный, взрыва не будет. Это я вам как автоинженер гарантирую. Но расслабляться не надо: машина сгорает за считанные минуты. Так что средства пожаротушения должны быть всегда наготове. После этого эпизода Янковский категорически отказался сесть за руль и затребовал обязательного дублера на все проезды. Что было невозможно. Следовало переломить как-то его испуг. И я пошел на хитрость: посадил его в машину рядом, доехал до аэропорта. Там неожиданно сообщил, что уезжаю на три дня в Ленинград, так что машину к гостинице придется отогнать ему. Разъяренный Янковский орал и ругался, но я уже зашагал к самолету. Он просто вынужден был сесть за руль. И что же? Страх улетучился. А с ним и просьбы о дублере.
- Самый опасный ваш трюк - какой?
- В 1979 году снимался фильм «Десант на Орингу». И там была сцена, где из пылающего строительного вагона выпрыгивает горящий герой. При этом он почему-то спасает радиоприемник «Спидола». Подготовили строительный вагончик длиной в 10 метров. Пиротехники обмазали его изнутри «напалмом». На самом деле это, конечно, никакой не напалм, а смесь костной муки и бензина. Горит долго, эффектно и с высокой температурой. Но дальше случился конфликт между постановщиками трюков и пиротехниками. Пиротехники жаждали сами проделать этот трюк. Однако это было бы грубым нарушением техники безопасности, и им не позволили. Гореть назначили меня: обрядили в костюм, его тоже обмазали «напалмом». Надувшиеся пиротехники подожгли вагон, а меня - отказались: мол, своего поджигайте сами. Меня поджег страхующий - другой каскадер. На это ушли драгоценные секунды, и вагон успел разгореться не на шутку. Вбегаю в вагон, бегу десять метров до двери. Температура внутри уже зашкаливала. Как потом выяснилось, у меня за эти мгновения расплавились все ногти! Не дышу, ведь один вдох - и все. Глаза зажмурил, чтобы роговицу не опалить. И вот уже торец вагона, но где же дверь? Пытаюсь ее нашарить вслепую, страшно мешает дурацкий приемник в руках. Наконец отыскиваю выход. А пиротехники - мерзавцы! - перед дверью специально оставили ведро с бензином. Естественно, я его опрокидываю, бензин разливается. Взрыв - и меня выносит из вагона в столбе огня. К счастью, при падении я головой воткнулся прямо в полутораметровый снежный сугроб, который предусмотрительно подготовил сам. Поэтому лицо удалось сохранить. А вот руки все в шрамах. Вагон сгорел дотла ровно за 4 минуты. Режиссер получил впечатляющие кадры. Меня отправили в реанимацию. А пиротехников выгнали с работы.
- Странно, что не посадили!
- Это не вся история. Я еще не выздоровел, руки в бинтах, и тут предлагают участвовать в съемках фильма «Старшина». А он начинается с того, что с поля боя выходит горящий советский танк и оттуда выскакивает человек. Вот эта роль мне и досталась. Знаете, как горит танк для кино? Сверху на моторный отсек ставят большие поддоны, наливают туда «напалм», кладут тряпки и поджигают. Танк движется, сзади шлейф пламени, чад. Эффект, что он и вправду пылает, - полный. Внутри T-34 стоит огромный вентилятор. Такова его конструкция. Чтобы, когда танк стреляет, пороховые газы моментально вытягивало из кабины машины, иначе экипаж задохнется. Я завел танк и поехал. А надо мной два каскадера: один в левое плечо ногой упирается, другой в правое. Толчками показывают, левее или правее надо брать, потому что рации нет и очень плохо видна точка остановки в кадре. Еду - вдруг в кабине блики. Что это? А это щедрые пиротехники налили «напалма» гораздо больше, чем надо. Полигон - местность пересеченная. Танк переваливается то через окоп, то через канаву, горящий «напалм» разливается. Так он проник в моторный отсек. Загорелась система охлаждения, которую заправили соляркой, потому что антифриза не было. Пока вентилятор все высасывал, в кабине ничего - просто за нами густой столб дыма. Но потом последовал тычок в спину - стоп! Глушу двигатель. Естественно, сразу смолкает и вентилятор. И на уровне лица сразу полыхнули языки пламени. Дальше не помню. Очевидцы рассказывают, что двадцатипятикилограммовый люк откинулся как перышко и я вылетел из танка, словно получил пинок. Парни с моих плеч слетели детскими игрушками. Танк сгорел и превратился в кусок металла.
- Слушайте, а нормальные пиротехники вам встречались? Ведь интересное кино получается: с кем из каскадеров ни поговоришь - у каждого своя история про «добрых пиротехников».
- Причина проста: пиротехники никогда не могут гарантировать результат. Допустим, недавно мы снимали взрыв машины. Зарядили автомобиль. От него должны были отбегать и лететь от взрыва три человека, один с ребенком на руках. Сначала настоящий младенец фигурировал. Но потом я заменил его куклой из поролона. И ведь не зря! Пиротехник пообещал: «Сделаю так, что весь взрыв уйдет вверх». Мы поверили, подпилили крышу автомобиля, чтобы ее эффектно откинуло, когда бабахнет. Однако все произошло иначе. Взрыв пошел не вверх, а в сторону. У машины оторвалась не крыша, а капот. Он просвистел прямо над головой директора картины, пролетел 50 метров и ударился о стоящий грузовик. Чистая случайность, что никого не задело. Как пиротехник это не предусмотрел? И таких случаев полно. Вот Сережа Шульга, постановщик трюков студии «Панорама». У него пиротехники намазали изнутри вагон «напалмом». А было жарко. Напалм парит. Что-то замкнуло, возникла искра - случился взрыв. Образовался горящий шар, который носился по вагону. Пострадало много народу, больше всех
- Сережа, ему сильно обожгло лицо. Кто виноват? Пиротехник. Почему он не подумал, что такой трюк нельзя проводить в замкнутом пространстве?
Или вот работал я в картине Ильи Авербаха «Объяснение в любви». Снимали сцену эвакуации. Собрали массовку человек триста. Самолеты летят, бомбят, повсюду взрывы. Для этого пиротехники заранее вырыли множество ямок, заложили туда заряды и засыпали все просеянной землей или торфом. Первый дубль сняли -режиссеру не понравилось. Стали готовить второй дубль. Когда приготовления кончились, свет уже ушел. Это и спасло. Съемки свернули, народ отправили в автобусы. Ну а поскольку в земле заряды оставлять нельзя, дали указание их взорвать. И вот когда команду стали выполнять, мы вздрогнули. Вверх полетели тонны земли, вывороченные корни, камни градом. Все это обрушилось на пространство, где минуты назад бежали в кадре люди. Да если б мы делали второй дубль, то имели бы не киношные, а самые настоящие трупы! А все почему? Пиротехникам лень было рыть землю дважды, и они положили вторые заряды туда, где раньше лежали первые - не беря в расчет, что взорванные ямки стали намного глубже. Спрашивается, где мозги были?! Ну а в целом я против пиротехников ничего не имею. Есть среди них знающие специалисты - безусловно, есть!
- Существуют люди, у которых физиологически отсутствует чувство страха. Это полезное для каскадера свойство?
- Ни в коем случае. В 80-х годах на «Ленфильме» провели аттестацию каскадеров: физическая подготовка и психологические тесты. Вопросы, кстати, были те же, что и для летчиков-испытателей -направленные на выявление всех эмоций и специфических для профессии качеств. И обнаружилось, что у одного из наших каскадеров абсолютно отсутствует чувство страха. Значит, он опасен для себя и окружающих. Таких из профессии надо сразу удалять. Мне симпатичны люди, которые перед трюком сомневаются. Если сам идет проверять место, если предлагает подстраховочные варианты - это не трусость, это в человеке работает здоровый инстинкт самосохранения. Каскадеры же не самоубийцы! Саша Баранов в Каунасе исполнял трюк - падение с высоты 26 метров на узкой улице. Страховка - картонные коробки - казалась сверху размером с книгу. Нужны стальные нервы, чтобы такое исполнить. Но, правда, и страховку эту Саша никому не доверил, готовил ее сам. К сожалению, не все режиссеры учитывают степень каскадерского риска. Сегодня пленку жалеть не надо, технологии иные и режиссеры злоупотребляют дублями, делают десятки там, где можно обойтись одним-двумя. Из-за этого на продолжении «Д′ Артаньяна и трех мушкетеров» чуть не погиб Боярский. Устал от бесчисленных повторений, оступился и упал вниз головой с высоты. Работавший на тех же съемках постановщик трюков Толя Ходюшин поставил условие - два дубля, и все. Режиссер во внимание не принял. И Толя со вторых «Мушкетеров» со скандалом ушел, хотя в первых - участвовал. Знаете Ходюшина? Питерский каскадер-конник, из потомственных казаков. На съемках «Звезды пленительного счастья» чуть с жизнью не распрощался. Снималась сцена: казнь декабристов. Казнили, разумеется, не актеров, а нас - каскадеров. На берегу Невы поставили настоящую виселицу, вырыли под ней яму, привязали петли. Надели всем на головы мешки. И повесили. Не на петле, а на парашютных стропах. Однако они тоже сильно пережимали грудь, мы еле дышали. А под ногами пустота -не встать, не передохнуть. Висим, терпим. Ждем, когда снимать начнут. А режиссер с оператором без конца точку для съемки меняют: давайте здесь поставим камеру, нет - здесь, а может, лучше - здесь?.. Постановщик трюков периодически делает перекличку: имя называет, и ты должен ответить. В очередной раз все каскадеры ответили, а Толя Ходюшин молчит. Пока к нему кинулись, пока над ямой доску установили, пока мешок сняли - он уже без сознания и не дышит. Чуть было и вправду не повесили человека! Ну почему нельзя было оговорить точку для съемки заранее?!
Недавно мы снимали сцену: девушку сбивает машина, она падает на крышу, оттуда о соскальзывает на багажник, с него - на землю. Был отснят 21 дубль! Я говорю режиссеру - это же преступление. Тебе просто повезло, что работает девчонка молоденькая. Опытный каскадер на такое не пошел бы: три дубля от силы, и все. Спрашиваю: чего добиваешься? «Она слишком спортивно падает». Так переставь камеру! Поменяй ракурс! Не доводи ситуацию до греха. Есть азы профессии, и режиссеры должны их знать. Например: не надо репетировать падения. Потому что человек прекрасно упадет на репетиции, но в нем уже поселится ожидание этого падения. И второй раз не будет ни легкости, ни правдивости. Когда-то мы все это придумывали с нуля: как переворачивать машины, как правильно сбивать человека. Но с тех пор почти полвека прошло. Все детали должны были стать хрестоматийными. Однако для многих это по-прежнему откровение. И в вузах этому не обучают.
- А как правильно сбивать человека?
- Автомобиль, изображающий бешеную езду, должен ехать медленно, не выше 30 км/час. Тогда каскадер гарантированно останется жив. Зритель тоже внакладе не останется. Для кино ведь скорость не важна, важен ракурс. Если снимать машину, которая едет на вас или от вас, то на экране не отличить, где она тащится, а где - мчится. Ощущение скорости дают лишь кадры сбоку, за счет мелькания фона. Казалось бы - основы ремесла. И что же? В прошлом году в Выборге в московской группе погиб молодой каскадер. Его сбивали на скорости 60 км/час.
- Каскадеры часто гибнут?
- Случается. Или пожизненными инвалидами остаются. Есть такой каскадер-актер Александр Карин. Вы могли его видеть в фильмах «Эскадрон гусар летучих», «Ярослав Мудрый»... В восьмидесятых годах во Франции, в Тулузе, был фестиваль каскадеров, и поехала группа из Москвы. Надо было падать с высоты 24 метра. Карин обычно не падал - не его специализация. Он слишком крупный, это плохо для такого трюка. Но в этот раз решил поучаствовать. На видеоматериале отчетливо видно: Александр не сумел сгруппироваться в воздухе, полетел вниз не спиной, как требовалось, а головой - и буквально пронзил страховку. Сломал себе шею. Французы тут же дали ему пожизненную пенсию, квартиру. И теперь он сидит в Париже, в инвалидном кресле, пишет книги.
Верхом на ракете.
- Профессия каскадера не вымирает постепенно в связи с развитием цифровых технологий?
- Нет. Спецэффекты и компьютерная графика ведь чрезвычайно дороги и сложны. Конечно, подготовка реального трюка - тоже весьма хлопотное занятие. Допустим, снимается падение человека сквозь строительные леса. Пять этажей он пролетает - и каждое место, которое пробьет телом, надо заранее подпилить, аккуратно и с таким расчетом, чтобы каскадер не ушел в сторону на стальную перемычку и чтобы погасил скорость падения до нужной величины. Тем не менее работа вживую еще долго будет проще и дешевле, чем трюк, сымитированный с помощью компьютерных программ. Вы спрашиваете, умирает ли профессия? Наоборот - на нее сейчас бешеный спрос. Появилось огромное количество молодых и совершенно безбашенных ребят, готовых рисковать там, где опытный каскадер трижды подумает. Конкуренция страшная, за роли, за работу идет жесточайшая борьба.
- Такие сумасшедшие деньги?
- Ну что значит «сумасшедшие»... Расценки примерно таковы: драки простые -175 долларов, драки сложные, с предметами или оружием - 250. Падение с высоты: до пяти метров - 200 долларов, от восьми до десяти метров - 600, еще выше - по договоренности. Конные трюки: падение с коня - не менее 350 долларов, переворот тачанки, кареты, телеги - не менее 1000. Работа с огнем: горение человека до 30 процентов, когда, допустим, только руки горят - 300 долларов, горение человека до 60 процентов - 600 долларов, горение человека до 100 процентов - не менее 1000. Автомобильные трюки: скоростные проезды, развороты - 200 долларов, езда на двух колесах - 250, переворот - не менее 1750, столкновение - не менее 600 долларов... Опять-таки, что-то еще более сложное - по договоренности. На Западе суммы, разумеется, иные, но в России - так.
- И что получается: сгореть до горстки праха дешевле, чем перевернуть машину?! Жанне д′Арк откровенно не повезло. Почему перевороты в такой цене?
- А вы думаете, это просто? Когда я начинал, мне тоже так казалось. На «Гонщиках» « Не надо репетироват падения. Потому что человек прекрасно упаде на репетиции, но в нем поселится ожидание эп падения. И второй раз не будет ни легкости, ни правдивости
Володя Бубнов, отличный водитель, мастер спорта международного класса, пытался перевернуть машину не раз и не два - ничего не вышло. Только тогда я сообразил: чем лучше водитель, тем сильней в нем наработанные рефлексы. А они диктуют - удержать машину в управлении любой ценой. И тогда мы стали делать перевороты не естественным путем, а с помощью трамплина или с помощью пневматической пушки, выбрасывающей в нужное мгновение под колеса что-то вроде упора. Позже я сам стал изобретать подсобную технику, на кое-что даже оформил авторское право. Например, у меня есть патент «Устройство для переворота машин через нос» - это приспособление я использовал в фильме «Скорость». Очень эффектно, кстати, автомобили переворачивает. Да и для съемочной группы гораздо безопасней, когда известно точное место переворота.
Вы «Скорость» Дмитрия Святозарова не видели? Я там впервые проехал на реактивном автомобиле. До нашего фильма он не ездил, так что на съемках мы фактически провели его первые испытания. В фильме автомобиль называется «Игла-09-SR», потому что действительно напоминал формой то ли иглу, то ли стрелу. Но на самом деле это «Хади-9», уникальное детище конструктора Владимира Константиновича Никитина. Никитин работал в Харьковском автодорожном институте в лаборатории скоростных автомобилей и был чемпионом мира по целому ряду рекордов в скорости - на электромобиле, на газотурбинном автомобиле. Одержимый человек - он продал свою «победу» и с помощью студентов построил автомобиль, на котором собирался побить рекорд скорости на Земле. До сих пор помню параметры: длина машины - 12 метров, расстояние между задними колесами - 4,5 метра. На автомобиле стоял реактивный двигатель от Миг-17. Когда Никитин над ним трудился, самой большой проблемой было - где взять колеса. Ведь на скоростях, которые предполагались, не выдержали бы даже те, что используются в авиации. В конце концов он решил и этот вопрос.
- И какую скорость показал автомобиль с движком от истребителя?
- Никто этого так и не узнал. Никитин был убежден, что он легко возьмет потолок в 700-800 км/ч. Но проверить это
оказалось невозможно. Дело в том, что конструктор продумал безумное количество деталей, однако не подумал о главном - где взять дорогу, на которой сможет промчаться самый быстрый на свете автомобиль. Ведь она должна быть идеально гладкой, как стекло.
- А аэродром?
- Не подходит. Знаю точно, поскольку мы снимали на аэродроме в Волгограде. Плиты имели неровную стыковку, что я ощутил на своей шкуре. Подвески в этой бандуре не было - только жесткая рама. На каждом стыке я подпрыгивал - все тело потом было синее, начиная от локтей. Кстати, и спидометра точного тоже не имелось. Нам поставили на съемках цель - обогнать «чайку», и это «Хади-9» делала играючи. «Чайка» набирала максимальную скорость, в этот момент я на реактивном авто давал газ. Ускорение такое, что перед глазами вставала пелена. Больше 300 км/ч машина набирала - это могу сказать точно, а вот насколько... Мы просто не рискнули разогнать ее до максимума на неровной дороге. И потом, ведь существовало ограничение - длина полосы. Позже мы сделали проезды также на соляном озере Баскунчак. Но и там не оказалось пригодной для больших скоростей дороги.
- Как же эта бандура тормозила?
- Очень просто: я нажимал кнопку, выкидывался парашют, только потом я давил на тормоз и машина останавливалась. У меня есть фото, где мы сидим в сопле этого уникума. Сегодня «Хади-9» стоит в харьковском музее. Памятником несостоявшемуся рекорду и замечательному человеку, беззаветно преданному своему делу - Владимиру Константиновичу Никитину.
- Правда, что каскадеры избегают юридического страхования, считая это плохой приметой?
- Страховка - дело, конечно, индивидуальное, но не всегда добровольное. Когда я заключаю с кинокомпанией договор на организацию и постановку трюковых сцен, то там есть пункт, что исполнители трюков обязательно будут застрахованы. Так что суеверен каскадер или нет, меня не волнует - все равно застрахую. Слава богу, за последние четыре года, пока мы снимали 80 серий «Дорожного патруля», серьезных травм не было. Хотя сериал весь на трюках основан.
- Возрастные ограничения для каскадеров есть?
- Ну вот взять, скажем, Сашу Массарского - он был постановщиком трюков на «Белом солнце пустыни», дрался там на баркасе вместо Павла Луспекаева. Сейчас ему 83 года - как огурчик, и продолжает оставаться в строю. Несколько лет назад, в ноябре, снимали сцену в Выборге. Так он сорок минут просидел в холодном море с подводной кинокамерой в ожидании, пока каскадерша сделает трюк. Или взять фехтовальщика Владимира Балона, одного из постановщиков трюков на обоих «Мушкетерах». Ему 80, тоже в полном порядке, фехтует вовсю. Так что возрастных ограничений у каскадеров нет. Если тебя зовут и ты можешь, ты - каскадер.
- Есть сегодня трюки у коллег-постановщиков, которые вы не понимаете, как сделаны?
- Как - понимаю всегда. А вот зачем далеко не всегда. Например, у Егора Кончаловского в фильме «Антикиллер» есть трюк, когда машина летит метров сто и падает. Трюк сделан вживую, и для чего этот безумный риск, я не понимаю. Мой друг режиссер Илья Авербах говорил, что трюк - это микросюжет, и он должен абсолютно соответствовать не только общей идее фильма, но и его тональности, ритму, даже цвету. То есть у каждого прыжка должна быть логика.
- Мы не довершили список ваших травм...
- На съемках фильма «Завещание» Гостева я сидел в шлюпке, куда должен был угодить снаряд. Для этого под судно вешается заряд, вокруг шлюпки оборачивается детонирующий шнур - чтобы шлюпку взрывам подняло на столбе воды. Дальше должен сработать второй заряд, который, как ножом, перережет шлюпку пополам. Ну и одновременно взрывается дымовая шашка. Людей, понятно, выкидывает в воду. Я был озабочен, как в этом хаосе не потерять имущество студии автомат, и не придумал ничего лучше, чем привязать его леской к руке. Когда взрывом нас всех раскидало, эта леска разрезала мне кисть до кости.
В фильме «Приключения принца Флоризеля» надо было инсценировать драку. Один из каскадеров должен был прыгать на меня со сцены. Он и прыгнул. « Вы спрашиваете; умирает ли профессия? Наоборот - на нее сейчас бешеный спрос. Появилось огромное количество молодых и совершенно безбашенных ребят, готовых рисковать там, где опытный каскадер трижды подумает. Конкуренция страшная, за роли, за работу идет жесточайшая борьба» со всеми своими 120 кило веса. Сломал мне копчик. С тех пор там у меня регулярно ноет в плохую погоду. Так что едва небо хмурится, сразу вспоминаю «Принца Флоризеля».
Но в целом судьба меня миловала. Знаете, я ведь родился в непростой день - 22 июня 1941 года, в Семфирополе. Через месяц с небольшим немцы отрезали Крым. Отец, главный инженер, уже эвакуировался вместе с заводом в Казахстан. Нас не взял: никому и в голову не приходило, что немцы будут продвигаться такими темпами. Мама схватила меня под мышку, двенадцатилетнего брата за руку - и побежала в Феодосию. Там нас посадили на баржу, которую тащил буксир. Начался страшный шторм. Народу битком, дышать нечем, через огромные щели вода попадала внутрь, и в трюме ее было выше колена. От качки мама потеряла сознание и уронила меня в воду. Спасибо брату, его не укачало, и он меня вытащил. Это, можно сказать, был первый в моей жизни трюк. Баржа прибыла в Туапсе, мы добрались до какого-то села. Мать поселилась с нами в доме, где уже жило много раскулаченных семей. Ждали немцев. Хозяйка предупредила: сельчане замышляют вас убить. Мать опять схватила нас в охапку и пешком пошла по железнодорожному полотну. Ей удалось сесть в теплушки, направлявшиеся в Куйбышев. В поезде выяснилось, что у меня коклюш. В те годы это было очень опасное заболевание. Я мог заразить других - и женщины с детьми стали требовать, чтобы мать выкинула меня на ходу из вагона. Спас какой-то военный - он достал пистолет и сказал, что это случится только через его труп. Я опять уцелел. Так что каскадером мне было уже не страшно. Ну вот с детства дана такая судьба - жить в экстриме!
Автор: hulligano на 3:58 



31 августа 2004  

Александр Массарский: `Я ЛИЧНО ВЕШАЛ ДЕКАБРИСТОВ`

Наш герой - личность во всех отношениях многогранная. Тренер по борьбе самбо и дзюдо, причем тренер заслуженный, а заодно и заслуженный работник культуры России да еще и академик Всемирной академии науки, искусств, культуры и информатизации. Занимается он разработкой приборов для подводной кино- фотосъемки и приборов для исследования космоса. Но прославила Александра Массарского профессия каскадера. 
Всплыть после трюка 
- Александр Самойлович, считается, что каскадеры постоянно рискуют жизнью и вообще долго не живут. Вам же исполнилось 76. Неужели вы - исключение из правил? 
- Я считаю это своей большой творческой удачей. Ведь каскадер сознательно идет на риск. Но всегда проводится большая подготовительная работа с целью защиты его жизни и здоровья. 
- Часто люди вашей профессии оказываются на грани жизни и смерти? 
- В моей практике более 260 фильмов. Но ни один каскадер не погиб. Травмы, конечно, были. И ситуации `на грани` случались. В картине `Летняя поездка к морю` всплывшая подводная лодка рейха расстреливает корабль с ранеными советскими и американскими моряками и уходит под воду. Вместе с ней под воду должен уйти и человек, вцепившийся в антенну, которая представляет собой стальной трос - он весь в `ершах`. Спрашиваю у командира лодки, что будет с человеком при погружении. А мне в ответ: `Не знаю. Подобные случаи неизвестны`. Говорю каскадеру: `Считаешь до 10 и выныриваешь`. Я нахожусь наверху, в акваланге. Страхую. Сам считаю. Давно уже перебор. Не выныривает! Бросаюсь в воду, погружаюсь и вижу: каскадер мой барахтается, зацепившись водолазным свитером за `ерши`. Ему так и не удалось освободиться. Благо что ума хватило вылезти из свитера. А то утонул бы. 
Или вот на картине `Звезда пленительного счастья` я вешал декабристов... Хорошая фраза, да? Каскадеров подвесили на специально сконструированных лямках, что-то вроде парашютной обвязки. Потом начали ставить свет, определяться с местом для камеры. Процедура довольно долгая. А ребята висят! И один из парней потерял сознание. Хорошо, во время спохватились. Пришел в себя, упрекаем: `Почему молчал, что тебе плохо?!` - `Неудобно. Скажут: тоже, каскадер!` Кстати, за подготовкой казни декабристов с пляжиков Петропавловки наблюдало довольно много зевак. Люди хихикали, посмеивались. Но когда `декабристов повесили`, люди на мгновение замерли, потом по толпе прокатилась волна ужаса. Я попросил психологов прокомментировать ситуацию: `Реальное несчастье не производит такого сильного впечатления, как то, которое человек домысливает`. 
Как тонул Ленин 
- Наверное, не все ваши трюки в конечном итоге выходили на экраны... 
- В одну из картин, помню, не вошла драка на крыше поезда с падением под встречный. Нужно было точно рассчитать, чтобы человек упал в единственное место, где между путями выложены маты. Такую работу жалко. Но бывает, когда даже радуешься, что даром старался. Самый яркий пример - Паша Луспекаев в `Белом солнце пустыни`. Мы договорились, что все драки делаю я, а его проставляем на крупные планы. А когда стали снимать крупные планы, оказалось, что Паша все сам делает. 
То же могу сказать и о совместной с финнами картине `Доверие`. О предоставлении Россией Финляндии независимости. Ленина играл Кирилл Лавров. Финны заявили, что на политический фильм у них никто не пойдет, поэтому надо придумать что-нибудь необычное. Придумали: Ленин на полном ходу с поезда спрыгивает и проваливается под лед Финского залива. Притом из истории мы помним, что лед просто трещал под вождем мирового пролетариата. Так вот, Кирилл, играя в теннис, сломал руку. И прыгал, и под лед проваливался я. А потом Лавров поправился и все сделал сам. 
- Кто еще из актеров задвигал вас на задний план? 
- Миша Боярский. Все, что есть в `Мушкетерах`, он сделал сам. Он прекрасный и фехтовальщик, и наездник. Николай Еременко-младший в одной картине играл дзюдоиста. Боролся на уровне мастера спорта. Я - не новичок в кино - понимаю, что все поставлено, снято отдельными кусочками, но не утерпел, спросил: `Ты занимался дзюдо?` - `Нет, я как обезьяна. Мне показывали - я делал!` А в `Пиратах ХХ века` как он работал! Многие актеры стремились делать все сами, но после гибели Евгения Урбанского на съемках `Директора` было столько издано разных строгих приказов! Хотя там просто не было опытных консультантов. 
Наравне с сапером 
- Но ведь бывают у каскадеров и просчеты? 
- Постановщику трюков постоянно приходится изучать историю, этнографию, оружие, приемы борьбы. Чтобы максимально уберечься от какой-то фальши. Не всегда получается, но обязательно найдется знаток, который заметит ошибку. После картины `Стрелы Робин Гуда` я получил письмо: `Что это у вас в XIII веке скачут лошади буденновской породы?!` Или в картине `Король Лир` крупным планом показана упавшая шпага. Приходит письмо: `Шпага такого образца появилась через 200 лет после описанных Шекспиром событий`. 
- Насколько драки в кино приближены к реальности? 
- В кино существуют свои каноны. Драку нужно показать `настоящую`. А поставь драку профессионалов как в жизни - на экране будет один-два удара. Зритель и сообразить не успеет, что произошло. Драки растягиваются как удовольствие. Возьмите `Крутого Уокера`, сколько раз он бьет каблуком в подбородок? Челюсть была бы раздроблена при первом же ударе. А человек только морщится. 
- Не кажется ли вам, что особо жестокие драки в кино могут нанести вред тем, кто их смотрит? 
- Вот это как раз и ужасно! Я об этом говорю десятилетиями! Есть много кинематографических приемов, чтобы показать драку, но при том скрыть, как, к примеру, нож входит в тело и как брызжет кровь. Пропагандировать насилие нельзя. Равно как и показывать технологию преступления. Кто-то что-то пытался повторить из увиденного на экране. Они же не подозревают, что в кино любая драка ставится как балет и все драки бесконтактные. 
- Бывают универсальные каскадеры? 
- Абсолютной универсальности в нашем деле не бывает. Но большинство каскадеров умеют многое. В картинах `34-й скорый` и `Тревожное воскресенье` действительно были очень серьезные трюковые съемки. В `34-м скором` во время пожара гибнет проводница. Ее дублировала моя жена Элла. 
- Как же вы `толкнули` в огонь любимую женщину?! 
- Если бы только в огонь! В одной из картин Элла дублировала Ольгу Вардашеву, которая играла по сути дела саму себя, актрису Мюзик-холла. Моей супруге предстояло сесть в автомобиль, который должен был прыгнуть с трамплина на скорости 60 километров в час... Я сам все проверил. Но водитель дал 90. Трамплин нагрузки не выдержал, сломался. Машина пошла винтом и сильно ударилась о землю. У Эллы - перелом двух позвонков. Восемь месяцев в койке. 
- И после этого она соглашалась на ваши авантюры? 
- Думаете, нет? 
Владимир ЖЕЛТОВ 
www.smena.ruhttp://nvolgatrade.ru/

Приложение. Стаья режиссёра фильма ГОНЩИКИ   Игоря Масленникова в журнале РАЛЛИ....О Диме Шулькине нет ни слова...Другое видение  жизни...

http://downforeveryoneorjustme.ru/web/http://www.almrally.ru

Игорь Масленников, режиссер, о фильме "Гонщики"

21 Сентября 2009 12:00


По пыльному проселку вдоль поля мчится «Москвич-412». На глаз скорость сто-сто десять...

Пыль тонкими струйками обтекает кузов, вдоль которого тянется надпись «Автоэкспорт». На двери бортовой номер - 17. Колеса упруго и дробно считают выбоины и ямки проселка. Самолетный рев полых глушителей. Через забрызганные грязью стекла видны силуэты двух гонщиков в шлемах... Десять секунд, двадцать, сорок, минуту мы смотрим на этот летящий автомобиль. Он заполняет собой все полотно широкоформатного экрана...

Когда картина «Гонщики» еще только монтировалась на «Ленфильме» и я показывал эпизод «спецучасток ралли» товарищам по работе, некоторые из них недоумевали - зачем такой длинный кадр?

Это скучно, - говорили они, - длинно и скучно, ничего не происходит. Сколько можно смотреть на едущий автомобиль!

Может быть, я и внял бы их настойчивым советам, сократил, подрезал бы этот кадр - режиссер вынужден считаться с мнением зрителей - если бы...

Если бы, во-первых, этот кадр меня не волновал как мальчишку, завороженного одним видом машины, а во- вторых, если бы я не знал, как участники нашей съемочной группы - шоферы, гонщики, автослесари приходили по нескольку раз в монтажную и просили показать эпизод «спецучасток», а потом досадовали: почему так коротко?

- Коротко! - говорили они. И мне тоже казалось, что коротко.

В чем дело? Почему такая разная реакция?

Потому что для одних автомобиль - это лишь средство передвижения, а для других - целый мир, наполненный поэзией, страстью, драматизмом. Как балет. Или волнует или раздражает. Мы делали картину для определенного зрителя - того, который встает в пять утра, чтобы выйти на шоссе и помахать рукой проносящимся мимо участникам ралли, который ходит на мототреки и ипподромы, который испытывает трепет и волнение, лишь только заслышит где-либо треск и выстрелы «поджатого», форсированного двигателя, который читает, наконец, журнал «За рулем».

Игорь Масленников, режиссер, о фильме «Гонщики» - первый советский фильм об автомобильном спорте. Он рассказывает о ярком и необычном мире ралли. В реальной жизни ралли трудно наблюдать - трассу в несколько тысяч километров невозможно охватить глазом. Еще труднее «болеть» в этом виде спорта - лишь на финише, да и то не сразу определяются победители. Победа выковывается по крупицам, по очкам.

Только в кино есть возможность увидеть и охватить этот мир. Так определилась главная задача, которой посвятила себя съемочная группа. Мы хотели воспеть этот мир, широкой панорамой развернуть его перед зрителем. Иногда в ущерб драматизму, минуя подробности человеческих отношений, мы стремились передать поэзию автомобилизма.

Автомобиль - это еще и дорога. Москва, Подмосковье, Армения, Грузия, Черноморское побережье, Таллин, Нарва, Финляндия, Ленинград - вот наш маршрут, проделанный прошлым летом. По 30-40 тысяч километров «намотали» за это время автомобили съемочной группы.

Сценаристы Ю. Клеманов, И. Ольшанский и Н. Руднева в центр внимания фильма поставили проблему экипажа. Несколько суток без сна и отдыха мчатся по трассе два человека - водитель и штурман. Что происходит между ними? Чем они живут? О чем думают? В жизни это узнать невозможно. В кино это стало историей двух характеров, двух отношений к жизни. Два прекрасных актера - Евгений Леонов и Олег Янковский, увлекшись автоспортом и полюбив этот шумный и яркий мир, наполнили сценарный конфликт обаянием своих личностей.

Мы знаем, что советские гонщики в принципе отличаются от гонщиков-гастролеров, которых нанимают зарубежные фирмы, Наши спортсмены - это рабочие автозаводов, для которых автомобиль не просто скоростной аппарат для проверки и показа своей храбрости и мастерства; для них машина - родной механизм, он сделан своими руками. Не в этом ли главная причина наших успехов в крупнейших ралли-марафонах прошлых лет?
Рассмотрением таких характеров мы и занимались в нашей картине.

ГонщикиНам никогда не удалось бы снять этот трудный с технической точки зрения фильм (принципиально отказавшись от кинотрюков и комбинированных кадров), если бы не помощь ЦК ДОСААФ СССР, Центрального автомотоклуба, Автозавода имени Ленинского комсомола. Ижевского автозавода, объединения «Автоэкспорт», если бы не помощь прекрасных людей - советских гонщиков - и советом и, главное, делом.

В съемках фильма активно участвовали известные мастера ралли Владимир Бубнов, Эдуард Сингуринди, Иосиф Гальперин, Анатолий Печенкин, Гуннар Хольм, Виктор Щавелев, Вадим Егоров и их товарищи. Чемпион СССР по шоссейно-кольцевым гонкам ленинградец Юрий Ивин не только выполнил несколько сложных трюков в картине, но и сыграл одну из основных ролей. А главные консультанты заслуженные тренеры СССР Александр Ипатенко и Роман Чертов были просто своими людьми на съемочной площадке.

Советский автоспорт вышел на широкие международные трассы. Думаю, что киноискусство еще не раз обратится к этой прекрасной теме и этим славным людям. Мы лишь начали рассказ...



Игорь Масленников, кинорежиссер






Комментариев нет:

Отправить комментарий