четверг, 14 июня 2012 г.

Откровения каскадёра Ходюшина


С Толей Ходюшиным я познакомился в 1971 году по Выбогом,на съёмках фильма Семёна Арановича "Сломанная подкова". За семь лет работы в кино с А.Массарским,который и на этих съёмках отсутствовал по причине занятости на основной работе тренера по самбо, я слышал много упрёков,высказываемых режиссёрами в его адрес.Приводил он на съёмки разных,плохо подготовленных к трюкам,людей.Это могла быть и подруга Элла,и приятель Шулькин и нужный официант из Метрополя Вова Сергеев.Именно тогда я решил создать свою первую студию каскадёров-универсалов,для специальной поготовки к съёмкам.Толя Ходюшин работал тогда конюхом и тренером в Пушкинской школе верховой езды,куда я ездил по воскресениям заниматься в платной /2руб50 коп. в час/ группе у тренера-кавалериста Петрова.Позже,через год,когда Петров умер и Толя занял его место,он и предложил наши конные тренировки проводить по воскресениям у него в школе.Мы уезжали в поля,совершенствовали умение сидеть в седле,рубиться на шашках,падать на галопе с коней.Занимались акробатикой,вольтижировкой,драками и фехтованием.Каждый спортсмен вносил свою лепту знаний,обучались друг у друга,примеряли это к кино.Какое упражнение может стать эффектным трюком.Потом А.Массарский,приписал эти тренировки себе и стал говорить о том,что он воспитатель бесстрашных каскадёров.Потом и Толя Ходюшин захотел стать во главе  команды каскадёров и начал подтягивать своих людей - Игоря Лонского,Валеру Зайцева,Вадима Медведева,Володю Хиенкина,Олега Корытина. Потом меня "кинул" и Коля Сысоев,Саша Филатов,Олег Василюк и мне пришлось набирать людей во вторую студию -без А.Массарского и А.Ходюшина.Это было после съёмок "Стрелы Робин Гуда" в 1975 году,где мы ещё работали вместе под формальным началом А.Массарского.



Первое интервью Анатолия Ходюшина,где он справедливо называет меня теоретиком/т.е. основоположником теории и практики трюковой подготовки каскадёров/.Уж практиком то я был бесспорным,потому как первый сделал трюк -падение с лошади на галопе на тренировках в Пушкине.А ,вообще,первый раз я навернулся в Махачкале в 1968 на БЕЛОМ СОЛНЦЕ ПУСТЫНИ под руководством Петра Тимофеева.Там я дублировал Каху Кавсадзе /Абдуллу/ на лошади и при падении с нефтяного хранилища.
Все фотографии делал я с целью создать учебник трюковой подготовки.Уже тогда ,с 1971 года я ходил на занятия к Ивану Эдмундовичу Коху по сценическому движению, с 1973 начал работать преподавателем трюковой подготовки актёров в Театральном институте на курсе чечено-ингушской студии профессора,народного артиста СССР  Василия Васильевича Меркурьева и Ирины Всеволодовны Мейерхольд /дочери В.Э.Мейерхольд/ , в 1974 поступил в аспирантуру Леннинградского НИИ Физической  Культуры и в 1977 был распределён в штат ЛГИТМиК. Тренировки в студии каскадёров проводил я по своей методике универсального каскадёра - акробата,бойца,фехтовальщика,конника,автомобилиста, ныряльщика, огнеборца и ,конечно, человека падающего со всего и на всё.

Не стоит и говорить, что умение падать - основное упражнение каскадёра. Школа падений  для самостраховки существовала во всех видах спорта,но ей уделяли мало внимания. А каскадёр должен быть обучен падениям и кульбитам в высшей степени хорошо.
Первые мои ученики Тля Ходюшин,Володя Хиенкин, Юра Верёвкин имели очень слабую спортивную подготовку в конном троебории, пару раз получили по носу в ринге,записавшись в секцию бокса, а падали с табуретки ,теряя сознание от страха. Двое других,самбисты Володя Шаварин и Володя Багиров группироваться при падении умели достаточно хорошо,но в кино это выглядело очень по спортивному. Вот я с Лёней Орешкиным, мастером спорта по прыжкам в воду с трамплина разработал сиситему различных способов падений в различных условиях и с разной высоты, подводящие и подготовительные упражнения к ним, а также приспособления, смягчающие травмоопасность при падениях.
Наиболее опасным с точки зрения травмотологов, было падение с лошади на бок и на спину.Причём на скорости падение было менее опасным.Падение с лошади после её подсечки  при помощи тяговых  жгутов /штрабатов по немецки/ /кувырка/ при правильном выполнении с выходом на ноги было безопасным.Опасность таилась в том, когда всадник,потеряв равновесие не выйдет на ноги, а останется под кувыркающейся лошадью /да ещё не освободиться от стремени/.Но это высшая степень не профессионализма. Первое такое падение у А.Ходюшина получилось случайно,когда возле пруда у Шапели зимой передние ноги его лошади Исфаны попали в ямку и она совершила кувырок на галопе выкинув катапультой своего крупа Толю Ходюшина далеко в снег. После этого он поверил в безопасность этого трюкового упражнения и начал его отрабатывать. Сначала потягивая жгутами передние ноги стоящей лошади и награждая её морковкой за хорошее поведение, а потом и в движении разными аллюрами. Я подстраховывал и фотографировал фазу упражнения для последующего анализа ошибок. Падение с лошади кувырком назад через круп с приходом на ноги и последующим кувырком очень эффекто для киносъёмок и довольно безопасно. Падение с лошади после её завала / выводом её из равновесия при помощи повода/ с последующим откатом через выставленную опорную ногу,освобождённую от стремени не таит какой либо серьёзной травмоопасности. Наиболее опасно падение после завала лошади со свечи и на галопе. Хотя и то  и другое падение ,правильно выполненное, завершается из той же фазы ,в которой лошадь оказывается уже стоящей на четырёх ногах. Для лошади это наименее травмоопасное падение, а для киносъёмок убитой од всадником лошади, наиболее эффектное. Мною была тщательно пороработана биомеханика этих трюковых упражнений,подвддящих и подготовительных к ним упражнений и методика их тренипровки в полевых условиях. Толя Ходюшин овладел довольно прилично выполнением падения с завалом лошади со свечи.Но не овладел выполнением этого упражнения на галопе. Падение с подсечкой лошади на галопе прилично он сделал только один раз на "Стрелах Робин Гуда" , а на "Трёх мушкетёрах" и "Голове горгоны" он сделал этот трюк на грани смертельной опасности. Наиболее успешно освоил этот трюк ,пришедший в 1975 году самбист Николай Сысоев и конник Александр Филатов. Но кто их научил этим трюкам они забыли. Или врут из вредности. Мы с Юрой Верёвкиным выполнили этот трюк на фильме "Миссия в Кабул" в 1970 году. Падение с завалом лошади первй раз мы выполнили на сёъмках фильма "Три толстяка" в 1965 году.  Обучение этим трюкам я прошёл у Петра Тимофеева и его учеников В.Токменина,Е.Богородского,В.Горчакова во время съёмок фильма "Белое солнце пустныни " в Махачкале в 1968 году.Мне пришлось там дублировать в некоторых сценах проскачек Кахи Кавсадзе /Абдулла/, который на лошади сидел плохо. К сожалению, вовремя съёмок погиб солдат из кавалерийского полка, который упал с лошади,не высвободив ногу из стремени и получил смертельный удар в голову копытом. Но дело замяли, как и гибель офицера на съёмках фильма "САЛАМАНДРА" в 1982 году,когда с горящего корабля прыгали лошади и люди.


http://vaschilinnik.blogspot.ru


























































 Николай Ващилин страхует Анатолия Ходюшина при выполнении завала лошади.1972.Снимает мой друг Лёня Богданов /великий мастер фотографии/.
 Владимир Багиров готовится выполнить трюк - завал всадника с лошадью.Детвору в парке было трудно отогнать от наших тренировок.
 Анатолий Ходюшин выполняет трюк - "остаться на ветвях на галопе".Снимает на фото Николай Ващилин.1972

 Анатолий Ходюшин выполняет кавалеристский  трюк "спрятаться за лошадью".

 Владимир Хиенкин выпоняет упражнение - "достать шашку".













Запись телефонного разговора Николая Ващилина с Анатолием Ходюшиным в январе 2009 года

Ходюшин: -  Пестов меня спрашивает, а что он сделал?, туда-сюда, была такая ситуация где-то год назад...а я ему говорю, это такой очень известный каскадёр, так скажем, я ему говорю, в нашей компании он был главный...
Ты знаешь, Коля Ващилин вот, я у Коли очень многому научился...ты можешь его считать...я к тебе ,Коля, вообще очень тепло отношусь,понимаешь вот, я у тебя вообще очень многому научился, я ничего не понимал тогда, умел хорошо ездить на коне тогда,скажем, а ты уже был опытным в кино и ты мне говорил смысл трюков, надо делать, не надо делать, какие трюки и так далее. И я как бы это впитал всё, понимаешь. И я тебя считаю тебя вот например одним из своих учителей, понимаешь, и я могу заявить об этом с высокой трибуны, понимаешь. А Александр Самойлович вот, я в двух словах тебе, понимаешь, это вот книжка про человека, который приехал...в Питер..
Ващилин : - ..ты её прочитал всю?
Х.- я прочитал всю, это книжка про еврейского мальчика из местечка, понимаешь, местечкового, который сделал себе блестящую карьеру по головам, если он такой же зубной техник, как вот каскадёр (смех) ...дальше можно не говорить...вот...мои отношения с ним в кино и вообще всё, что происходило тогда в кино это просто ужас вообще, я вот так вспоминаю...
В.- это правда, так я в принципе, кстати говоря, и ему это говорил и тренироваться для этого начал, потому что на моих глазах..тебя ещё не было, на моих глазах очень серьёзно покалечились несколько моих вот товарищей борцов
Х.- я видел это в кино, как они калечились, вот фильм "Даурия" например
В.- да, я там сделал кадр, когда он падает со второго этажа просто на пол
Х.- да да да, у меня вот просто вчера мы сидели "Даурию" смотрели, она у меня на видике есть, понимаешь. я ребятам сказал отличные трюки, ребята были отчаянные, страховки никакой ,да....А.С. как бы в мою жизнь не вошёл....я тебе ещё раз повторю, это парень из местечка, который сделал себе блестящую карьеру...ты же знаешь...я последнее тебе скажу, ты же знаешь откуда все эти фотографии, зачем они, а за этими фотографиями пустота и ничего не стоит, понимаешь..он с этим сфотографирован, он с Капеляном, он с Джигарханяном, куча машин там, за этим ведь ничего не стоит, враньё просто, враньё ...и поэтому нам с тобой, мы же русские люди, понимаешь, по большому счёту, великороссы. В России всегда очень отрицательно относились к вранью, вот, как бы слово чести . Порядочность это всегда было на высо.....
Х.- вот это наш фильм, когда мы немножко вместе работали, этот фильм начался с конфликта, когда еврей Генин, режиссёр подошёл к Массарскому при мне и сказал -вот этот парень все трюки здесь поставил. А М. сказал, ну ничего, всё нормально...а потом началось, меня начали прессовать, последнее ..это ко мне подошла Крючкова как-то и говорит, слушай, он тебя ненавидит, он против тебя, затеял тяжбу, что ты где-то лошадей убиваешь, ещё что-то, там публиковали где-то, всё помнишь? т.е. страшный человек для меня. Поэтому я Диме Шулькину сказал, что скажи и передай ему мои извинения за то, что я участвовал в писанине против него, был молодой и глупый, вот..чтобы старика не обижать, понимаешь?
В.- да, ты правильно говоришь. Собственно, ты заметил, что он обо мне нигде слова в своей книге не сказал?
Х. - Вот я тебе хотел сказать..мне Пестов(?) позвонил, я ему сказал - вы с Димкой Шулькиным были его правой рукой, вот, просто его подпирали, иначе его бы не было вообще, он говорит да поставил Массарский был постановщиком - номинально, а он приехал со съезда, оттуда, Пестов, звонит мне два дня назад,- он был постановщиком номинально, он говорит, а вы всё делали, он же вас там краем, просто, а он гений, он всё сделал, у него болезнь это, но это не у него одного
В. - Да, вот я и хотел тебе сказать, что в принципе, я вот на пример, ну не то чтобы ..я спокойно к этому отношусь, я к этому отношусь так же как к тому, что на ринге против меня выходит партнёр ..б.... и бьёт тебя противно, бьёт в морду, потому что нельзя же сказать..ой ё..... что ты меня в нос бьёшь. так больно, это только я тебя должен в нос бить, понимаешь? Я к этому нормально отношусь, другое дело, что когда тебе связывают руки, например, вот Массарский удивился, что как это и стал считать меня предателем, когда я сказал, что в спорте завязываю, не буду выступать бороться больше, а я ухожу в кино. - Как ты! Я там главный! И это как раз удивляет, давайте драться вместе, спортивно, так сказать, ну короче говоря, конкурировать!
Х.- Да, он испугался. Ты был на три головы выше его, теоретическая база у тебя намного была ярче. Он же в кино ничего не понимал. А ты как бы уже вник в это во всё, очень тонко...и я как бы слушал тебя, с ним у меня ничего как бы, вот и обидно, что у тебя что-то не сложилось, у меня не сложилось. У меня знаешь сколько? Всего 50 картин, всего 50..понимаешь?
В.- Ну и у меня почти что так же..
Х.- Вот и у тебя где - то так же, а у людей по 300...он душил просто как мог...у меня была одна картина в год, я помню....ладно это не телефонный разговор как бы..я думал ты как - то иначе относишься к этому, я хотел выразить тебе свою точку зрения на это
В. - Нет, я отношусь у этому так же, другое дело, что к старости...в зрелом возрасте я начал к этому относиться, к существованию таких....
Х. - С терпением, скажем...
В. - Да! Вот именно это слово - терпение. Оно есть. Это хорошо.К сожалению оказалось так, что, понимаешь, у меня очень много, так сказать, оказалось врагов, которые были, которых я допускал друзьями и они были у меня за спиной. Это было плохо.
Х. - это плохо, да, конечно.
В. - Потому, что такие как Массарский, и это очень хорошо, я ему в этом смысле по-хорошему завидую, он умеет создать вот эту компанию, которая на него работает. Я не то, что не создал компанию, которая на меня работает, наоборот мне нож всё в спину всаживали. Те , кому я старался помочь и так далее, то есть, понимаешь, как бы...того же Колю Сысоева...ё....я его же нашёл, он сидел там, скучал....летом я приехал тогда гимнаста искать на этого, чтоб прыгать с колокольни, Массарский меня послал, и я там подёргался-подёргался, поискал, смотрю ..на тренировку пришёл бороться, а Коля там сидит, я его начал бросать, а он, смотрю, падает и как-то на ноги приходит. Я говорю, Коля, ё...что ты такой не падучий? - А я акробатикой занимался и гимнастикой. - Так поехали, там в кино, ты можешь со второго этажа упасть? - Легко. - И тогда ты помнишь он и с коня упал, и то ..и загорелся этим...и хорошо, так я же его, что называется, и тянул, и втягивал...
Х. - И Гену Маккоева ты привёл, смотри вот, если бы ты Гену Маккоева не привёл, у него уже карьера, понимаешь, его и в кино снимают вовсю.
В. - Да-да, это-то хорошо, Слава Богу! Другое дело,чтобы они, условно говоря, не обсирали тебя и подавали тебе руку, понимаешь,..может помочь, так сказать, никто из моих учеников, а я их сделал не мало, никто ещё не предложил,там, Коля, давай, может старенький ты или нет, давай там поснимай, постой, подстрахуй кого-то, денежку заработаешь......никто, ни один раз..а я-то хлеб дал не одному человеку и ты говоришь...Гена Маккоев...
Х. - А я это помню хорошо, как ты его привёл. Это твой тоже, а он идёт вот по головам тоже....
В. - А Женю Топорова помнишь ты?
Х. - Помню, но Женю что вспоминать, он там отработал три картины, потом куда-то пропал, его убили в Швеции, знаешь, да?
В. - Я знаю всё, но Женя другое дела, женя как бы поехал, я привёз его на три мушкетёра и, если ты помнишь, он испугался там прыгнуть, когда засада Арамиса была и я хотел, чтобы с ветки дерева он прыгнул, когда кони скачут, мимо всадника прыжок сделал ...и он не прызнул, потом мне - я испугался, мне страшно стало. Я говорю, ещё даже не поэтому, он мне начал рассказывать, что он там рэкетом занимается и так далее. Я его отправил домой, выгнал, собственно говоря. Говорю - Женя, ты давай или бросай и приходи тренироваться, или....и он пошёл к Массарскому. Массарский его взял и он у него работал несколько картин. Более того, когда вот я во Францию собрался поехать, в этой анонимке, которую мне прислали в КГБ главная такая была "сопля" там была..
Х. - Привел бандитов...
В. - это то, что я вообще организовал эту бандитскую шайку
Х. - ничего себе, Саша там и пишет, что появились мастере спорта, которые оказались бандитами. Я сразу начал думать, а про кого же он пишет..я вроде не приводил мастеров спорта
В. - а второй с Женей Топоровым был такой Костя Яковлев
Х. - я не помню, Женьку помню..
В. - да, он такой тихенький был, щас его тоже убили, это известный Костя Могила
Х. - ааа, ничего себе, Костя Могила, я слышал..я кстати читал книгу, эти бандитские
В. - да, там пишут, что они каскадёры, оба
Х. - ему 80 лет, он так ничего и не понял
В. - ну я-то, кстати говоря, кгбшники тогда спрашивали. Женя уже сидел и они спрашивали. Вот этот паренёк Коля Ващилин, это ваш руководитель? А Женя говорит, вы знаете это человек, который хотел спасти меня и наставить на путь истинный. И у них обломилось это дело, понимаешь, в то время-то они могли меня посадить просто, потому что, если я руководитель банды, банда уже сидит, это групповое дело и пошли по этапу
Х. - Массарский мог меня два раза посадить, не за что, понимаешь, они на меня написали Багиров тогда по оружию что-то там, пришли менты нормальные, это, говорят, у тебя там ясно, чужими руками ,Багиров(?) сказал ты оружием торгуешь..это ладно, они меня отпустили без вопросов. И когда вот дело было в прокуратуре транспортной..штраф...Василюк ворует ремни, а я их продаю, понимаешь. Тогда дефицит был на них, помнишь. А менты сказали всем ездить с ремнями, а ремней нет. И тут появились у Василюка.
В. - Василюка и попросили достать.
Х. - Да, а потом мы по делу идём. Меня вызывают в прокуратуру - Василюк ворует, ты продаёшь. Вот здорово как. Массар сказал я вас с дерьмом смешаю. Понимаешь. Труффальдино, первый съёмочный день, его выгоняют, а меня ловят в коридоре студии и говорят ну-ка зайди в группу. Вот, и пошло-поехало, понимаешь. А он был приказом назначен в студии. Вот такие дела.
В. - Понимаешь, меня удивляют несколько вещей в этих вопросах, во первых. что такая борьба всё-таки идёт, не конкурентная, не правильная, а такие вот подлые записки, а потом удивляет, что когда я начинаю использовать такие же методы против них, то... они как обижаются! Ну, например, тот же Массарский, когда были моменты, что режиссёры передавали ему, что Николай Ващилин работает на фильме и так плохо о вас отзывается, типа он на вас напраслину говорит. Я ему говорю, я про вас такие вещи не говорил, но в принципе, если б я сказал, что вы делаете это плохо, что вы обижаетесь, если вы про меня говорите так же? А ты кстати не в курсе, у тебя информации нет, кто это написал про Женю Топорова?Х. – Я только про Топорова знаешь что знаю? Я не помню кто сказал, там надо память напрягать, его нашли в картотеке милиционеры, понимаешь, пришли на студию, взяли в картотеке, фотографию там нашли, кому-то показали и его опознали, то есть....это единственное, что я знаю. Кто там писал....
В. - Я имею в виду, кто писал на меня анонимку.
Х. - А, на тебя. честно тебе скажу, Коля, не знаю, но, ты понимаешь, у нас анонимщики были Корытин,...., Филатов
В - Ну да, я -то и думаю, что это Корытин и.... написали, тем более что там очень прослеживается смерть этого Боброва, потому что он-то сам кгбэшник
Х. - да, я этого не знал
В. - Бобров кгбэшник. Он даже Путина устроил в КГБ, он был зав. кафедрой физвоспитания в университете, а это всегда кгбэшная такая должность, это я знаю просто. И как раз в это время учился и Корытин, и Путин, и у него они кормились, что называется, окормлялись, понимаешь...
Х. - Человек, который писал доносы, я это точно знаю, мне режиссёр сказал со студии им. Горького, а он говорит на тебя написал, на меня, он у тебя занимался борьбой. он такой маленький, Костик Ищук(?)
В. - да-да-да
Х. - К.И., ко мне режиссёр подошёл и сказал, Костя Ищук написал, я говорю, ну всё понятно,вот. Такая история. Они написали, что я хочу через брак, через картину уехать..ну это вот, что на тебя писали, что на меня...одно и то же.
В. - Да. так на всех одно и то же писали.
Х. - да, то есть у всех похоже было, убрать конкурентов, что я собираюсь через брак уехать в Америку, тогда строго относились к этому очень. Меня с картины сразу турнули, это Пётр I картина, многосерийка чья-то, итальянская что ли
В. - я на ней отработал, ты что, я её , собственно, и захватил
Х. - она на Горького была
В. - да, у меня договор вот лежит, что я главный постановщик..
Х. - а, я не знал
В - и я там всё делал, а пришлось бороться, собственно, меня тогда, Андрон Кончаловский был тогда в Америке и он им порекомендовал меня туда взять. Приехали и начали со мной заключать договора и так далее, а эти Кищуки, не смотря на то, что они меня ...на Сысоева, начали бегать и говорить, что я мудак, ничего не умею делать, у меня там, и...на лошадях не умею ездить и вообще всё.
Х. - Коля. а Коля...
В. - и я тогда привёл Усена Кудайбергенова, а у него уже ролики  были хорошие и команда его приехала из Киргизии, посмотрели эти ролики, говорят ё...как это на вас льют такое говно, если у вас такое хорошее кино? Я там отработал постановщиком, Полтавскую битву поставил.
Х. - мне этот режиссёр второй сказал, на вас написали донос, на тебя. ещё на кого-то там, на актрису какую-то,и режиссёр-постановщик сказал их не брать из-за того, что они доносы пишут, взяли Усена. И я тебе хотел ещё одну вещь сказать, которую я понял, прожив эту жизнь, что представляешь, что самое страшное? Массарский действовал методами, которыми после него стали действовать, научившись у него все эти: Корытин, Василюк, Кищук, вот эти все, понимаешь,да? Они взяли у него, раз он так действовал, значит можно и начали вот на всех просто лить дерьмо, понимаешь, о чём я говорю?
В. - они сами такие были
Х. - они да, но он им дал методику вот эту вот, что страшно, он это делал, они это видели и его методика пошла такая, убрать конкурента любым способом. Вот, анонимка-анонимка, был один каскадёр, с которым я был знаком, он врач. уехал в Финляндию. Он говорит. ты знаешь, я на тебя писал анонимки, я говорю. а кто тебя просил? Он сказал-Корытин, и Корытин сказал такую фразу, сейчас мы не можем подписываться, сейчас время анонимок, Серёжа его звали. Он был может быть даже у тебя в школе каскадёров, занимался там , он про тебя, про Верёвкина вспоминал. Звали Серёжа, фамилию не помню,русская фамилия, а сам он наполовину еврей. В Финляндию уехал, он в Гатчине у меня. А ты когда в Гатчину приезжал, он там у меня ...или расстались мы уже, он там у меня работал
В. - Это дети дьявола
Х. - Не школа каскадёров, а школа вот таких вот..
В. - Да, это дети дьявола, И поскольку есть Бог, то обязательно должен быть и сатана.
Х. - Я согласен с тобой, мне очень жаль, искренно тебе скажу, жаль, что фамилия моя в этой книжке, он там написал, что каскадёр  Филатов
В. - Кстати говоря, а ты помнишь, что это мы с Филатовым делали эту...как она называется...
Х - Турнир?
В. - Турнир, да
Х. - Да я уже эту картину и не вспоминаю.
В. - Нет, просто в принципе, он просто это придумал, я его спросил, Александр Самуилович, а вы не помните? Хотя как вы можете помнить, когда вас не было, вы по магазинам в Риге ходили...а это так и есть, так и было, он поехал в Ригу по магазинам шататься..
Х. - Коля, ну ситуация такая, ты был за него постановщиком там, понимаешь?Это как я Шулькину(?) сказал, вы его подпирали, он про вас ничего не написал! А вы его создали в кино, человека, потому что, если бы не было хорошей работы от вас, то бы и не было его, Массарского.
В. - Хотя ты понимаешь, Анатолий, я всегда профессию, которой он занимался, очень сильно уважал! Поэтому я на него смотрел, что это за профессия? Профессия собрать людей, бригадир.
Х. - Ну администрировать, это он умеет, конечно.
В. - Да! Бригадир, это знаешь даже не то, что умеет не умеет, вот когда я сам на себя это взвалил, во-первых я с людьми даже стесняюсь разговаривать, типа-поехали! А тут со мной так получалось, что не соглашались никуда ехать или я не тех людей спрашивал. То есть потом, понимаешь, ответственность за то, приедут нужное количество людей не приедут, потом как себя вести перед режиссёром..вот ему "плюй в глаза-всё Божья роса".....понимаешь, он пообещал 20 человек, привез 10, режиссёр - б... как же так, он - эти у меня за 20 сойдут, откуда такие слова?! У меня ни разу такого прокола не было, вот тогда Кончаловскому, когда мы поехали на Сибириаду, я, так сказать, просто пришёл, покраснел, он говорит, ну, бывает, я перенесу съёмки, не ссы, я от тебя не отказываюсь.
Х. - А ты меня вызывал на Сибириаду?
В. - Да! Ну это буквально в первый день съёмочный. Я вот во всяком случае не помню лично про тебя.Но всех ребят звал.
Х. - Не, меня не вызывал. Я бы поехал с удовольствием.
В. - Я вызывал тогда, в первый съёмочный день мне нужен был только высотник , Коля Сысоев.
Х. - Покрамович,  я знаю, у тебя там работал.
В. - Мне нужен был высотник  и я позвал Колю Сысоева. Там надо было с сосны на сосну, там дерева два стоят рядом, с верхушки на верхушку перепрыгнуть  со страховочкой, там всё это было, то есть Коля не поехал - "я тебе не буду делать имя своими костями!...ё..."
Х. - Глупый был вообще до предела Коля.
В. - Так-то, тем не менее, Коля делал много хорошего.
Х. - Нет, но он как каскадёр так классный, конечно. Нет проблем, но...он хорошо, что извинился, знаешь, хотя бы. Он же про меня там всякое плёл, а потом всё-таки извинился лично и в книжке извинился, я ему за это бл....хотя бы человек понял, знаешь, вырос и понял. У меня тут недавно был ученичок один, он мне говорит, а чему я тут у вас научился? Ну, конечно, я тебе показал, как ногу в стремя ставить, я тебе показал, как на коне стоять на галопе, говорю многие своих учителей, говорю, но это не беда, подрастёшь - поймёшь! Я посадил его на коня, поджигитовал у меня, в кино со мной поработал, а сейчас он работает у Севастьянихина. Ничего парень-то Севастьянихин?
В. - Да, нормальный, хороший.
Х. - Можно с ним разговаривать?Я тебе знаешь что хотел сказать, Коль, мне позвонил человек, в среду на студии собрание по поводу создания профсоюзов, это я тебе такую информацию даю. По-моему в 12. и Гена Макоев похоже там заправляет. И там будет заруба такая, как дальше жить. Если б, конечно, ты пришёл и высказал своё мнение, было бы не плохо, если время есть, конечно. Они меня зазывают там послушать и если что, сказать слово.
В. - Они меня не зовут, поэтому ходить без приглашения , мне это уже не нужно. Но вообще это в принципе это хамство. Все кто там есть, 90% это просто из-под меня вышли, как говорится. Потому, что как ты помнишь, никто этим не занимался. Всегда наши тренировки в Пушкине, с подачи того же Массарского, который. кстати говоря, я на него работал тогда, вас организовал и начал эти тренировки, а он тогда Кодинцеву,/староста секции самбо/ ещё...б...Ващилин говном каким-то занимается, что-то там затеял, т.е. ему это уже было поперёк горла и он тогда уже в милицию сообщал, что мы собираемся и занимаемся бандитизмом, подготовкой бандитов.
Х. - Ну вот мы собирались в Пушкине тогда, ты тренировки в зале проводил, я приходил на Опочинина и ещё где-то там.
В. - Да, и всё время это висело...если бы у меня не было, собственно говоря, такой отмазки, так сказать, по органам. Потому что у меня такая серьёзная отмазка по органам там
Х. - Друзья.
В. - Не друзья,Кринский там ещё кто-то...я для них не каскадёр...хотя если подумать, что я в 17 лет стал Мастером спорта, чемпионом страны советов СССР  по молодёжи, три раза.
Х. - Они, придурки не понимают, на чьих плечах стоят, то есть вот это вот, все же вышли из какой-то школы, все у кого-то учились, понимаешь.Гонор выше крыши, а где он родился, кто папа, кто мама, "чти отца своего" в Библии, уважай. как говорится. Да, там у меня с тобой какие-то чисто технические. творческие распри-разногласия, но я не могу отрицать, могу сказать, что я по сцендвижению, по дракам, вообще по движению в кино, по пониманию, что такое камера в кино, нужен трюк не нужен, чтобы трюк не был бредовым, чтобы он вписался в картину, я учился, растопырив уши, слушал у тебя и немножко что-то у Чернозёмова. Но он больше театральный человек, конечно.
В. - Меня поэтому и взяли в театральный институт. чтобы я этим занимался.
Х. - Он был театральный такой. а ты был киношник уже такой опытный. Я же, видишь, по лошадям исполнял, я же рано в кино начал работать, тоже где-то в 16 лет, до армии ещё, приглашали скакать, дурака валять, это была пустая работа, а потом начали учиться, действительно, делать трюки, то-сё, там двигаться. Я впервые от тебя услышал то, что каскадёр - это искусство движения, эта формулировка - она мне запала сразу, смотри какая формулировка глубокая, я - то не просто там пролетел 2 секунды по кадру, а человек. который должен суметь сыграть роль, двигаться в кадре, пятое-десятое. Вот, я стал понимать что к чему, как готовить актёров.
В. - Потом, очень много же таких приёмов. Тогда я , действительно, придумывал, которые не требовали, условно говоря, особенного риска, а эффектно смотрелись. Вот ты Даурию сейчас вспомнил, я вспомнил, что я придумал  у  Трегубовича , что с высокой скалы там падает всадник.
Х. - Конь, да, падает, да-да.
В. - Вот, всадник-это чучело. Чучело из сена, но так снято, такими двумя планами. Просто начинается движение под откос, это всадник, а потом снизу летит конь, и чучело, которое за эти секунды просто не успеешь разглядеть
Х. - С лодки снимали?Снизу? Понятно.
В. -  В Сибириаде .На берегу. Таких приёмов, которые.... тоже это было придумано, потом Андрон Кончаловский в Америке сделал этот Поезд - беглец, мы там тоже много спорили...
Х. - Я тебе скажу одну вещь, они все похожи друг на друга, как бы, извини детское выражение, слизывают друг с друга, а у тебя немножко другой подход к этому, ты не похож ни на кого, скажем, вот я это могу отличить со стороны. Они же все: Сысоев, Корытин - они все друг другу подражают, всё одно и то же.
В. - Да, это есть, одно и то же.
Х. - Важен подход к этому. Иногда, извини, Коля, это не нужно и режиссёрам. Вот так посмотришь на них, сделаешь что-то хорошее, а им это и не надо. Как я вот на это Возвращение мушкетёров-то попал, так он даже с Балоном там разругался, они были друзья-не разлей вода, два Юрия, и Балона даже в титрах нет, представляешь?
В. - Да... но они тщеславные люди.
Х. - Он разругался в пух и прах с Балоном, это мне рассказал Пестов, он его видел на этом Союзе, ты не ездил? Говорит Никиту выбрали, ну и хорошо, больше некого... Ладно, пока.


Видимо под давлением ОПГ  Корытина О.Н. и Иншакова А.И. крышующих в стране искусство и спорт, Ходюшин поменял свою точку зрения и понёс ложь и околесицу в прессе.



Комментариев нет:

Отправить комментарий